19:03 

Часть 2

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Название: Семейные отношения
Автор: Maldoror
Переводчик: MayRingo
Бета перевода: Yasia2506
Персонажи: Ли/Гаара, OC
Жанр: драма, ангст, ER
Рейтинг:
Размер: макси
Статус: закончен, перевод в процессе
Содержание: Ли и Гаара уже давно живут вместе. Только вдвоем. Пока однажды Ли не приносит из Конохи две неожиданные проблемы.
Примечание: сиквел "Дипломатических отношений"
Оригинал: Kindred
Разрешение на перевод: получено
Дисклеймер: Масаши Кишимото
Размещение: пожалуйста, не надо

← Предыдущая


День первый. 03:00

Налив чая и для Ли тоже, Гаара услышал, как тот спускается по лестнице. Кода он зашел в кухню, Гаара не мог не заметить, насколько уставшим он выглядел. Что-то было не так не только в его движениях, но даже в том, как он стоял. Он был измотан. Изможден. Разбит, если можно было использовать такое слово по отношению к Ли. Гаара почувствовал, что скоро кто-то будет покалечен за ту боль и нерешительность, которые были видны в его глазах.

- Что это? – спросил Гаара, подбородком указывая на пакеты из магазина на полу. Когда он заходил на кухню в первый раз, их еще не было.
- В основном подгузники. Ты знал, что в Суне всего один круглосуточный магазин, где их можно купить?

Гаара вообще не знал, что в Суне был такой магазин с подгузниками, и, похоже, выражение его лица ясно об этом говорило. Ли посмотрел на него с завистливой тоской, словно они больше не принадлежали к одному миру, и сам он предпочел бы вернуться в мир Гаары.

- Объясняй, - сказал Гаара, усаживаясь за стол, где его ждали чай и консервированный суп.

Ли сел, его пустой взгляд упал на чайник на плите. Ожидая, пока тот заговорит, Гаара принялся за суп.

- На прошлой неделе я получил срочное сообщение, - наконец заговорил Ли, когда Гаара был уже на третьей ложке. – Мне пришлось вернуться в Коноху из-за Кацуро. Моего двоюродного брата. Он глава семьи. Не сказал бы, правда, что она особенно большая. Теперь так точно. По крайней мере, в Конохе.
- По порядку, Ли, - сказал Гаара, которому очень не нравился его отстраненный взгляд.
- Рок Кацуро – мой двоюродный брат, сын старшего брата моего отца. Кичиро и Аки – его дети.

Гаара кивнул и нахмурился.

- Ты никогда о нем не рассказывал. Я думал, ты вырос у дальних родственников.
- Я жил с Кацуро и дядей Осаму совсем недолго, - Ли поджал губы, но его голос оставался ровным. – Дядя Осаму и мой отец не очень ладили, но, несмотря на это, он взял меня к себе. Вот только в тот же год, что и мои родители, умерла мама Кацуро – все из-за этой войны. Дяде Осаму было тяжело растить двоих детей одному, еще ведь приходилось выполнять обязанности чуунина. А когда стало понятно, что я… ну, не особенно талантлив, меня стали часто передавать по родственникам.

Гааре стало интересно, был ли еще жив этот дядя Осаму. Похоже, что нет. Гаара понадеялся, что умер он в страшных муках.

Он знал, что то, как часто Ли переезжал от одной семьи к другой, очень сильно на нем отразилось и породило его ярое желание доказать всем, что он чего-то стоит. Детство Гаары было кошмаром, но, по крайней мере, он был важен, силен и необходим. Пока не начались попытки его убийства… Однако, даже когда его существование стало нежелательным, с ним все еще приходилось считаться. Свои юные годы он мог сравнить с витражными окнами заброшенного храма. Он смотрел на них, но ничего не чувствовал, разве что редкие проблески боли и ненависти. Отгородившись от прошлого, он создал видимость контроля над собой. Сейчас у него был Ли, его семья и Суна, которые помогали заполнить холодные пустоты в душе.

Теперь он был Казекаге, защищавшим своих людей. Когда что-то угрожало дорогим ему людям, он, как щит, вставал между ними и источником угрозы. А когда они оказывались вне опасности, он разбирался с врагом. Очень тщательно. Он не чувствовал жалости, в нем пылала лишь жестокость и даже удовольствие. Когда от угрозы, как и от разбрызганной крови, не оставалось и следа, та часть Гаары, которую он считал своей лучшей, снова выходила на передний план и наслаждалась окружавшей его любовью. Но монстр внутри – Шукаку и та часть Гаары, которая со временем слилась с Шукаку, всегда оставалась с ним, была частью его души и полезным оружием… Она всегда была начеку, всегда была где-то рядом, как сильное и смертоносное течение под обманчиво тихими водами.

Да, он очень надеялся, что дядюшка Осаму умер, крича от боли… Гаара никогда не понимал, почему умерших прощали за их ошибки. Если человек умер, он уже не может все исправить, и прощения ему не заработать.

Ли поставил локти на стол, пытаясь привести мысли в порядок. Руки замерли у него перед лицом, кулак был зажат в ладони так, будто он разминал суставы перед боем. Гаара терпеливо ждал. Было видно, что Ли пытался собраться с мыслями.

- На прошлой неделе я получил сообщение. Мне срочно нужно было отбыть в Коноху. Оказалось, что еще в апреле на одной из миссий ранга А у команды Кацуро что-то случилось. Один из его товарищей был убит, как и их информатор. Задание было провалено.

Лицо Ли ничего не выражало, голос был монотонным, словно он отчитывался о проделанной работе.

- Считается, что все это произошло из-за Кацуро. Естественно, началось расследование. Это стандартная процедура, однако заняла она намного больше времени, чем обычно. Думаю, наверху что-то заподозрили. Кацуро был отстранен от обязанностей. Это не было наказанием, а лишь временной необходимостью, но ты сам прекрасно понимаешь, каково для шиноби лишиться работы, даже если просто нужно подождать, пока по делу вынесут решение.

Ли облизал губы, он смотрел прямо перед собой.

- Жена Кацуро, Наоко-сан… Кстати, тоже чуунин, и очень хороший. Похоже, она втайне попыталась во всем разобраться, чтобы помочь ему избежать наказания за его ошибку. Или, возможно… она тоже начала что-то подозревать. Мы уже никогда этого не узнаем. Обнаружив, что Кацуро был на связи с иностранными шиноби, она отправила АНБУ сообщение. Но, похоже, помимо этого она попыталась поговорить с Кацуро. А может, она хотела перехватить одного из тех, на кого он работал. Ей… ей следовало дождаться АНБУ. Но, конечно, я не виню ее, я бы поступил так же.

Гаара застыл, не донеся чашку до рта.

- Он… он не был плохим человеком. Я, эм, не виделся с ним несколько лет, но он… Я просто не мог поверить в то, что рассказали мне АНБУ. Но у них есть свидетели. Надежные. Правда, Кацуро удалось сбежать. Он… - Ли остановился, очевидно, заметив, что его речь утратила связность.
- Он предал Коноху. Проваленное задание поставило его под подозрение. Его жена обо всем узнала, выступила против, и он убил ее, а затем сбежал, - заключил Гаара, собрав воедино все, что услышал.

Ли кивнул. Он по-прежнему пристально смотрел на чайник.

- Ясно.

Гаара внимательно оглядел Ли. Как настоящий шиноби, он стойко принял случившееся и пытался не поддаваться эмоциям, однако было очевидно, что случившееся сильно его расстроило. Судя по рассказу, Ли не был близок с братом. Наверняка Кацуро унаследовал от отца пренебрежительное к нему отношение.

- Известно, кто за всем этим стоит? Куда он отправился?
- Расследование еще идет.

Гаара задумчиво заглянул в свою чашку. Должно быть, этот Кацуро – неплохой шиноби, раз сумел ускользнуть от АНБУ Конохи. Или большой везунчик. Или у него очень сильные друзья… Гаара решил, что попытается разузнать об этом деле как можно больше, однако вытягивать информацию из Ли он решительно не хотел.

- Не уверен, что если что-то вскроется, меня поставят в известность, - пробормотал Ли. - Вряд ли меня допустят к такому делу с моим-то уровнем благонадежности. Меня вызвали только потому, что, пока Кичиро не исполнится пятнадцать, главой семьи считаюсь я. Мне нужно было подписать кое-какие бумаги. АНБУ спрашивали, не связывался ли со мной Кацуро, и сказали, как поступить, если это случится. А дети… Тебе наверняка интересно, что здесь делают дети. Сначала я обратился к клану их матери, но…

Ли опустил голову; волосы и беспомощно сжимаемые им кулаки скрывали его глаза.

- В ее клане не… Они не захотели… Конечно, я могу их понять. К тому же, прямым родственником она никому не приходилась. Моя семья – побочная ветвь большого клана. У меня много двоюродных и троюродных братьев и сестер. С некоторыми я рос.

И снова его губы болезненно искривились. Гааре вдруг захотелось протянуть руку и дотронуться до него. Еще несколько лет назад такое и в голову ему не могло прийти. Поддаваться желанию он не стал. Он продолжал сидеть неподвижно и ждал.

- У некоторых из них есть дети. Они могли бы взять Чиро и Айки к себе. Но они…

Ли резко встал. Его стул повалился назад, но он быстро поймал его и поставил на место.

- Ты бы только видел их лица, - его голос дрожал, глаза гневно смотрели на спинку стула, - когда они говорили о детях. Словно о какой-то ужасной обузе. Бабушка Мейлин говорила о запятнанном имени семьи – да она даже не принадлежит к нашей семье! Они говорили…
- Я знаю, что они говорили. Так бы сказали и в Суне.

Ли выглядел возмущенным, и Гаара понимал, почему. Его племянники были всего лишь невинными жертвами обстоятельств, но отношение к таким людям в скрытых деревнях всегда было одинаковым. Неспособность выполнить задание и защитить товарищей представляла собой опасность для жизни обычных людей. Предательство – тем более. Риск навлечь на семью беду, пусть даже в виде неприятия обществом, обеспечивал беспрекословную преданность шиноби своей стране.

Реакция людей, с которой столкнулись дети, не была преднамеренной; большинство наверняка поступало неосознанно. Но, как бы то ни было, дети предателя Конохи навсегда станут там изгоями. И это при том, что в Конохе к людям относились снисходительнее всего.

Ли сжимал спинку стула, прожигая дверь кухни пустым взглядом.

- Когда я прибыл в деревню, Кичиро и Айки уже успели побывать в двух семьях, а их отец и четырех дней как не пропал. Он смотрел так… Кичиро, конечно же, не знает, что случилось. Он знает только то, что его мать мертва, а отец больше не вернется. Но то, как он смотрел на меня, на них – других родственников…

Он перевел взгляд на Гаару.

- Прости. Мне нужно было сначала спросить у тебя. Но я не знал, как быстро дойдет послание. Я не хотел оставлять детей там и на минуту дольше. Только не с таким к ним отношением. Я решил отравиться назад как можно скорее. Мы прибыли в Суну сегодня, ненамного раньше тебя.

Сегодня… На прошлой неделе… Время на то, чтобы подписать бумаги, встретиться с родственниками, принять решение… Гаара подсчитал то, что получилось, и прибавил к этому странное, изможденное состояние Ли.

- Ли.
- Прости, прости, знаю, я бежал слишком быстро.
- С двумя детьми на руках?
- С ними все в порядке. Шизуне дала какой-то отвар, чтобы они спали по ночам. Кичиро снятся кошмары. Я положил их в переносные корзины, и они проспали почти всю дорогу…
- Я имел в виду твое переутомление, - осадил Гаара.
- Я не мог ждать. Они еще так малы. Целых три дня – слишком долго.
- Как быстро ты бежал?
- Быстро в разумных пределах, - упрямо гнул свое Ли, и это значило, что Гаара никогда не узнает, насколько же быстро он бежал.

Встретившись с немигающим взглядом Гаары, Ли вдруг вернул себе былую бодрость и выставил вперед большой палец.

- Это был достойный вызов! Считай это экстремальной тренировкой! Испытание Молодости и Выдержки! Гай-сенсей однажды пробежал…

Взгляд Гаары угрожающе похолодел, и Ли быстро отбросил этот аргумент.

- В общем, - твердо сказал он, садясь на стул и продолжая рассказ, - я уложил их в кровать, и тут понял, что у нас закончились подгузники. Я не смог взять с собой больше: АНБУ все еще осматривали их дом. Думаю, недель через пять я вернусь в Коноху, чтобы уладить все дела с имуществом. Посмотрим. А о детях не волнуйся, они здесь только на сегодня. Я думал оставить их до воскресенья, но, так как ты вернулся раньше, завтра с утра я поищу для нас какое-нибудь жилье. Побудем там, пока в Конохе все не уляжется и люди забудут о…

Гаара с громким стуком поставил чашку на стол.

- Ты никуда не уходишь. Ты останешься здесь.

Ли перевел на него тревожный взгляд.

- Но, Гаара, я не могу… куда же они…
- Раз ты решил их приютить, они тоже останутся здесь.
- Но я не могу навязывать тебе двоих детей в твоем собственном доме!

Пылинки, витавшие над столом в свете лампы, резко взвились. Гаара чувствовал, как по коже скользит чакра, сочащаяся прямо из раненной души, которая теперь болела сильнее, чем когда ребенок назвал его кровожадным демоном.

- Это наш дом. Он и твой тоже.

Он сказал это очень тихо, в его голосе звучал холод, поселившийся там еще много лет назад. Гаара говорил так всегда, когда что-то неожиданно причиняло ему боль. Ли моргнул, но затем его пристальный взгляд излечил только что вскрывшуюся рану, как и его прикосновение не так давно.

- Прости. Я не это хотел сказать. Ты же знаешь.

Если бы Ли не был так измотан, эмоционально и физически, он пустился бы в долгие и громкие заверения. Но Гаара и без этого чувствовал любовь и искренность в его голосе. Темнота внутри него немного отступила.

- Но они и правда не могут здесь остаться. Ты просто не представляешь, сколько беспокойства приносят дети в их возрасте. В жизни появляется столько проблем. Дети шумные, за ними всегда нужно присматривать, а на тебе столько обязанностей, ты часто работаешь дома. Я не могу прибавить к стольким твоим заботам еще и это. Тебе это не нужно.
- Нет. Но мне нужен ты.

Ли смерил его долгим взглядом. Гаара смотрел на него в ответ. Темнота внутри него все еще была всполошена, но он старался держать ее под контролем ради Ли. В отличие от обычных людей, Гаара не разделял переживания других, но Ли был исключением, он был его другом, его любимым человеком. Гаара знал его, как никто другой, понимал его чувства, с которыми сталкивался не раз.

Ли был очень стойким, решительным человеком, всегда полагавшимся на свои собственные силы. Он ставил перед собой невероятные задачи, двигался к правой цели, выкладывался на сто процентов, чтобы получить желаемое собственноручно. Он мог умереть за друга. Но когда наставала очередь его друзьям помочь ему… В особенности Гааре… Чем дороже был ему человек, тем меньше Ли хотел просить его о чем-либо, словно было совершенно нормально, что он отдавал всего себя другим и ничего не ждал взамен. Словно он должен был заслужить все то, что Гаара так хотел ему дать.

По мнению Гаары, уже само то, что Ли любил его, жил с ним под одной крышей и терпел его различные по серьезности причуды, обеспечило ему право на все, чего бы он ни пожелал. Но Ли все равно не любил о чем-то его просить, что-то ему «навязывать». С одной стороны, в нем говорило желание справиться с проблемами самому, одержать над ними блистательную победу. С другой, где-то глубоко внутри него был запрятан страх, что, если он не справится, Гаара посчитает его обузой, недостойным. Гаара не мог выразить это словами, но ему казалось, что этот страх был связан с детством Ли. Он ненавидел нанесенную ему много лет назад рану изо всех сил. Однако, как залечить ее, Гаара не знал.

Конфликт, подобный этому, уже возникал; к счастью, он быстро сошел на нет и без слов.

- Спасибо, - прошептал Ли и не глядя коснулся его руки. Гаара порицательно сжал его ладонь – не нужно было благодарить. Одолжения он ему не делал. Обстоятельства требовали, а значит, так тому и быть.

На лице Ли промелькнула усталая, печальная улыбка.

- Сказать по правде, я совсем не хотел жить отдельно, хотя и собирался часто приходить к тебе… Но ни о чем не волнуйся! – в его голосе было слышно привычное воодушевление, а сам он принял позу хорошего парня, которую Гаара со временем научился распознавать. – Я обо всем позабочусь! К твоему кабинету они не подойдут и шуметь особо не будут, и… и… Я обо всем позабочусь! Тебе не придется ничего делать.

Гаара кивнул. Так будет лучше всего. У него не было обычных человеческих инстинктов, которые помогли бы ему справиться с ребенком, к тому же, Чиро его боялся. Чем меньше они будут контактировать, тем лучше.

- Тебе нужно отдохнуть, - сказал он Ли, убирая со стола чашки и тарелку.
- Да, надо бы, наверно, - согласился Ли, а это означало, что он действительно перестарался, заметил Гаара, раздраженно вздохнув про себя. – А что насчет тебя?

Гаара замер, ставя посуду в раковину. Хороший вопрос. Который поднимал еще один.

- Почему ты сказал ему, что мы соседи?

Ли моргнул, затем еще раз, и весь порозовел.

- Ну, а что еще я должен был ему сказать… Нет, Гаара, - резко сказал он, стоило тому открыть рот, - детям в их возрасте нельзя говорить о том, что мы… о таких вещах. Это неправильно. Они слишком малы, чтобы понять.

Гаара был согласен, что младенец и правда был слишком мал, чтобы что-то понять, но тот, что постарше, явно был способен усвоить информацию, если излагать ее простыми словами. Гаара не понимал: Ли говорил так, потому что он… вел себя, как обычно, или это было одно из тех правил, утвержденных в обществе (касательно секса в особенности), которые только все запутывали и были совсем не логичны. Но в одном Гаара был уверен: лучше Чиро не спрашивать у него об этом, потому что у Казекаге не было времени вникать в такую ерунду, а потому он расскажет ему все как есть. И не его проблема, как ребенок отреагирует. Его это точно не убьет. Хотя Чиро скорее что угодно сделает, чем решит поговорить с ним, так что вряд ли такая ситуация вообще возникнет.

Раз Ли был законным опекуном, Гаара ничего оспаривать не будет, и пока дети живут с ними, они будут соседями.

- Соседи не спят в одной комнате, если есть несколько свободных, - заметил Гаара.

Лицо Ли исказилось, будто он съел лимон. Похоже, об этом он не подумал.

- Я бы поспал сегодня пару часов, - сказал Гаара, включая воду. – В столице отдыхать не приходилось. Устроюсь в кабинете, если дети не будут сильно шуметь.
- Прости…

Ли заработал фирменный взгляд и чуть не извинился за то, что извинился, но вовремя вспомнил, как это раздражало Гаару, и замаскировал все кашлем.

- Это только на сегодня, - заверил Ли. – Завтра я приготовлю одну из комнат для себя и детей. Кажется, у нас где-то был футон…
- Завтра мы приготовим комнату для детей, а ты останешься в нашей. Я сплю всего час-два в день – мне совсем не обязательно занимать целую комнату. Я могу спать и в кабинете. К тому же, чем дальше я от посторонних, тем лучше.

Ли раскрыл было рот, но возражения потонули в широком зевке. Он вздохнул, подошел к Гааре, поцеловал его и сказал:
- Поговорим об этом завтра.

Гаара решил не спорить. Для них это была долгая ночь.

Следующая →

@темы: фанфик, Наруто, Дипы, Гаара/Ли, BL, Kindred

URL
   

Apple orchard

главная