Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:51 

Часть 4

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Название: Семейные отношения
Автор: Maldoror
Переводчик: MayRingo
Бета перевода: Yasia2506
Персонажи: Ли/Гаара, OC
Жанр: драма, ангст, ER
Рейтинг:
Размер: макси
Статус: закончен, перевод в процессе
Содержание: Ли и Гаара уже давно живут вместе. Только вдвоем. Пока однажды Ли не приносит из Конохи две неожиданные проблемы.
Примечание: сиквел "Дипломатических отношений"
Оригинал: Kindred
Разрешение на перевод: получено
Дисклеймер: Масаши Кишимото
Размещение: пожалуйста, не надо

← Предыдущая

День первый. 08:00


Первым делом Гаара зашел в спальню за одеждой. Ее он небрежно накинул на настенное панно для мечей в своем домашнем кабинете, который превратится в его комнату на ближайшие несколько… дней? Недель? Месяцев? На столько, на сколько понадобится.

Гаара переоделся в более официальную одежду, не обращая внимания на открытое окно, пропускающее внутрь легкий пустынный ветер. Затем он подошел к столу, потянулся к чашке с чаем и кивнул. Перед ним материализовалась фигура, до этого тенью вежливо ожидавшая снаружи.

- Господин, - приветственно сказал Тайдака. Маска была сдвинута на его бритую голову, открывая непроницаемое, словно камень, лицо, загорелое от долгой службы на солнце и испещренное шрамами после многочисленных схваток. Тело под песчаного цвета униформой было крепким, выносливым и всегда готовым к битве. Он был лидером АНБУ песка с тех пор, как Гаара стал Казекаге, и прекрасно выполнял свои обязанности. На памяти Гаары смеялся он всего один раз, после чего десяток вражеских шиноби полег от его руки.

Казекаге кивнул на краткий приветственный жест подчиненного, на чем любезности и закончились.

- Мой брат в деревне? – спросил Гаара, неожиданно уклоняясь от темы, которую Тайдака явно хотел обсудить.
- Нет, господин. В начале недели по приказу Совета Канкуро-сан отправился на секретную миссию ранга B. По нашим подсчетам, он должен вернуться в ближайшие три дня.

Неудивительно, что Канкуро еще к нему не наведался. Ли вернулся в Суну вчера, и новости о детях уже должны были распространиться среди АНБУ и старших джонинов. Канкуро возглавлял отряд основного состава войска и водил дружбу со многими из специальных подразделений – будь он в деревне, уже точно обо всем узнал бы и прибежал со всех ног, посмеяться над младшим братом.

Гаара отпил чай. Тайдака воспринял это как разрешение перейти к основной теме разговора.

- Господин, я хотел бы предложить альтернативу проживанию детей с вами. Наша Академия при необходимости может послужить интернатом. Либо можно отдать их в приемную семью.

За что Гаара уважал Тайдаку, так это за то, что тот никогда не ходил вокруг да около, если ему было что сказать.

- Нет, - ответил Гаара. – Они будут жить здесь.

Похоже, Тайдака ожидал подобного ответа и подготовился к нему.

- Ли-сану не о чем будет беспокоиться. За детьми будут хорошо присматривать. Или, если такой вариант допустим… У моей сестры есть дети примерно этого же возраста, и для нее было бы честью принять братьев в свою семью.

Гаара окинул АНБУ внимательным взглядом поверх своей чашки. Он знал, что у того есть сестра: долгими бессонными ночами он изучал личные дела своих солдат. Но слышать от самого Тайдаки, что у него есть сестра, было очень странно. Тяжело представить, что у него были родственники, или что он сам когда-то был в возрасте Аки. Легче было поверить в то, что ветер и песок выточили его из камня.


- Господин, их присутствие подвергает риску вас и ваш дом, - невозмутимо отметил Тайдака. – Заручившись помощью союзников, их отец может попытаться вернуть детей себе. Этот человек уже убивал. Вы и Ли-сан находитесь под угрозой.
- Не такой уж и большой. Дети останутся здесь, - повторил Гаара без тени раздражения. Тайдака лишь выполнял свою работу и делал это превосходно, никоим образом не стремясь выслужиться.

Он не предлагал увести детей из деревни и даже был готов подвергнуть риску свою семью. Тайдака прекрасно понимал, что, если дети уйдут, с ними уйдет и Ли. И сейчас даже он не мог предложить такой вариант. Три года назад он тщательно проверял всю переписку Ли и с чрезмерным подозрением следил за иностранным джонином, по непонятной для него причине отправленным на службу в его деревню и спящим с его Казекаге. У Тайдаки было мало друзей, он не был женат и все свое время проводил на работе – он просто не мог допустить такого положения вещей. Однако за эти несколько лет он научился принимать это как должное и относиться к Ли как к неотделимой от Казекаге части.

Гаара прекрасно представлял себе лицо АНБУ вчера, когда Ли объявился с двумя маленькими проблемами на руках. Однако Тайдака не велел Ли ни уйти из деревни, ни держаться от Казекаге подальше.

- Дело не только в риске, - продолжил Тайдака. – При всем моем уважении, ни вы, ни Ли-сан не обладаете должным опытом в воспитании, а двое маленьких детей…
- …усложняют жизнь. Мне уже говорили. Ли справится, он очень сообразительный. Дети останутся. И этот вопрос мы больше не будем обсуждать.

Тайдака мрачно кивнул. Должно быть, он думал, что Казекаге просто упрямится и не видит цельной картины. Он просто не понимал, почему это было так важно для Казекаге.

Гаара с удовольствием избавился бы от детей, но Ли не перенес бы этого. Он не знал, что именно заставляло Ли заботиться о детях – обязательства перед семьей, благородные намерения или просто желание подарить детям дом, которого сам он в их возрасте был лишен. Наверно, все вместе. Причина была не столь важна. Гаара знал Ли достаточно хорошо, чтобы понимать, что ему это было необходимо. И да будет так.

- Судя по всему, ты обладаешь достаточной информацией для того, чтобы вся эта ситуация тебя волновала, - сказал Гаара, переводя разговор о детях в разряд завершенных и переходя к самой сути.
- Да. Ли-сан обратился ко мне сразу же по возвращении и детально все объяснил, - согласился Тайдака. – За это время я собрал еще кое-какие сведения.

Отлично, на это Гаара и рассчитывал. Он внимательно посмотрел на АНБУ.

- Рок Кацуро действительно убил свою жену? Лично? Возможно, это сделал кто-то из тех, с кем он…

Тайдака прервал его, покачав головой.

- Согласно предварительным отчетам и показаниями свидетелей, Рок Кацуро и его жена столкнулись на границе Конохи. Она предупредила АНБУ. Он попытался сбежать. Она хотела остановить его, и он разозлился. Не думаю, что он намеревался убить ее, но ему повезло. Или не повезло.
- Что мы знаем наверняка? – спросил Гаара, ставя опустевшую чашку на стол и обращая все свое внимание на Тайдаку.
- Коноха отправила нам послание самой быстрой птицей. Оно было доставлено примерно в то же время, когда вернулся Ли-сан.

В голосе Тайдаки слышалось неохотное восхищение. Шиноби Суны уважали силу и выдающиеся таланты – например, способность добежать от Конохи до Суны со скоростью ястреба.

- Послание было коротким, но содержало в себе обещание держать нас в курсе дел. По большей части это было извинением за то, что Ли-сан привел в деревню детей без нашего разрешения. Он отправился в путь до того, как в Конохе успели понять, что он задумал.

Гаара прищурил глаза.

- Они хотят вернуть детей? Как приманку для их отца?
- Об этом они не упоминали. Возможно, считают, что он не клюнет.
- Почему?
- Неизвестно.
- За что конкретно они извиняются?

Тайдака ухмыльнулся одним лишь уголком рта, второй так и остался неподвижным из-за шрама от раны, лишившей его части нижней губы, из-за которой стали видны зубы. Любой другой на месте Гаары чувствовал бы отвращение при виде его лица.

- Если он придет за детьми, мы будем вовлечены в их внутренние проблемы. К тому же, в Конохе знают, что Ли-сан живет с вами. Решение их джонина поставило под угрозу лидера другой деревни. Осложнения в отношениях им не нужны.

Похоже, Ли снова впадет в немилость. К счастью, его жизнь в Суне не имела ничего общего с политикой, так что вряд ли его ждет что-то серьезнее письма с порицанием.

- Они не желают вовлекать нас в произошедшее, и я прекрасно их понимаю, - добавил Тайдака. – Мне бы не хотелось, чтобы о подобном случае узнали посторонние. К тому же, если Кацуро заявится сюда, и мы схватим его, Коноха будет у нас в долгу. Но, так как предпринимать что-либо уже поздно, и дети теперь в Суне, они решили поделиться с нами информацией, ведь если с вами что-то случится из-за того, что они утаили информацию, одним «осложнением в отношениях» дело не ограничится. Их послание включает в себя информацию о предварительных результатах расследования и обещание держать нас в курсе, а также напоминание о том, что наши деревни находятся в союзе и любая секретная информация о Конохе не должна распространяться.

Последнее Гаара проигнорировал. Волнение Конохи было вполне оправданным. Шиноби всегда извлекали выгоду из слабостей других, даже союзников. Но союз между их деревнями был намного крепче, и до тех пор, пока Гаара жив, Суна будет ему верна.

- У меня есть свои источники информации, - сказал Тайдака. – Так что у нас складывается вполне четкая картина произошедшего.

Гаара жестом велел продолжать.

- Похоже, Кацуро попал в западню. Его завербовали хитростью, - пояснил Тайдака, не увидев проблеска понимания в глазах Казекаге.

АНБУ замолчал, вспоминая запомненные детали, чтобы все пояснить.

- Больше пяти лет назад Рок Кацуро преуспел в серии сложных миссий, чем и заслужил статус джонина. Но после этого его успех стал нестабилен. Он хорошо справлялся с трудными заданиями, но проваливал более легкие. Коноха все еще проводит расследование, но я полагаю, его обманом заманили в ловушку. Скорее всего, несколько лет назад к нему обратилась какая-нибудь иностранная организация. Возможно, якудза, или люди честолюбивого Дайме, или кто-то из другой скрытой деревни. Они предложили ему помощь в выполнении задания, сказав, что это и в их интересах тоже. Причем, он мог присвоить все заслуги себе, не упоминая их. Они стали помогать ему снова и снова, предоставляя информацию или прикрывая его, при этом прося очень мало взамен. С их помощью Кацуро блестяще выполнял важные задания и заработал себе имя. После этого его стали просить специально проваливать некоторые простые миссии – это должно было быть не столь важно для Конохи и почти никак не влиять на его репутацию. При этом ему предоставляли хорошие оправдания его неудачам. И так далее, в том же духе. С каждой успешно выполненной миссией он все сильнее погрязал в этой паутине, и в итоге перед ним осталось лишь два пути – признаться во всем и лишиться статуса, а то и свободы… либо остаться их марионеткой. Классика.

- Классика? У нас тоже были подобные случаи?
- Не при мне, - ответил Тайдака с мрачным удовольствием.
- Но с этой системой ты знаком.
- Да, господин. Именно так я бы обзавелся информатором из другой скрытой деревни, - сказал Тайдака, и бровью не поведя.

В этом Гаара его хорошо понимал. В их феодальном обществе шиноби исполняли роли шпионов и убийц. Для Казекаге информация была бесценна, и было не важно, как ее получали. Коноха и Суна были союзниками, но трогать другие деревни никто не запрещал.

- Нужно быть совсем идиотом, чтобы не предвидеть такой исход, - сказал Гаара.
- Если работает профессионал, молодому генину или чуунину очень сложно не польститься. Особенно, если у них есть слабости, на которые можно надавить. В данном случае я даже догадываюсь, как все было.

Гаара удивленно на него посмотрел.

Тайдака отвел взгляд. Казалось, он мог видеть человека насквозь так же хорошо, как сад камней за окном, освещенный лучами утреннего солнца.

- Я ознакомился с личным делом Кацуро и поговорил с Ли-саном. Когда Ли-сан стал джонином, Кацуро все еще был чуунином, и это при том, что он старше на три года. Неплохо для его уровня, но ничего выдающегося. Это только теория, но, возможно, именно из-за этого он хотел преуспеть в службе несмотря ни на что. Ли-сан также упомянул, что его брат, глава их семьи, подавал большие надежды в детстве, в отличие от Ли-сана, чей талант проявился позже. Сейчас Ли-сан известен в обеих наших деревнях как первый шиноби, ставший джонином, владея лишь тайдзюцу. Его талант признают многие. Мне кажется, неслучайно, что эта странная серия побед и поражений началась сразу после повышения Ли-сана.

- Вот как, - сказал Гаара, внимательно на него смотря.
- Но, конечно, это всего лишь теория, - добавил Тайдака.
- И довольно интересная, - тихо ответил Гаара. – И пределы этого кабинета она не покинет. Никогда.

Тайдака поспешно поклонился.

- Конечно нет, Казекаге-сама.

Гаара скрестил руки на груди и откинулся на спинку кресла, пытаясь объективно проанализировать полученную информацию, несмотря на зародившееся внутри беспокойство.

- К вечеру мне нужен подробный отчет обо всем, что тебе удалось узнать. Оставишь его в моем кабинете. Причина появления детей в Суне должна как можно дольше оставаться известной лишь высшему командному составу.

Скрыть подобное в деревне шинби надолго вряд ли удастся. Но можно хотя бы попытаться. Гаара не хотел, чтобы детей заклеймили и здесь. Ли – тем более.

- Всем достаточно знать, что дети остались сиротами, а Ли стал главой семьи и теперь несет за них ответственность. Свяжись с АНБУ Конохи, лучше напрямую с Морино Ибики, он занимает ту же должность, что и ты. Получи все возможные сведения. Предложи помощь в поимке преступника. Я напишу Цунаде. Держи меня в курсе. Обеспечение безопасности оставляю на твое усмотрение.

Тайдака кивнул, в его глазах блеснуло удовольствие от полученной свободы действий. Ли не нравились неудобства, связанные с пристальным за ними наблюдением, и Гаара к этому не прибегал. Самому Казекаге вряд ли нужна была защита, при нем была лишь минимальная необходимая охрана, способная предотвратить нападение, опасное для Ли или окружающих. Но если теория Тайдаки была верна, то Кацуро запросто мог напасть на Ли и попытаться вернуть себе детей. Жаль, что Гааре не довелось с ним встретиться, и что Ли не знал его лучше. Было трудно сказать, как будет вести себя Кацуро, чья жизнь перевернулась с ног на голову, и чья жена умерла от его руки.

- Для меня есть что-нибудь еще? – спросил Гаара.
- Ваш помощник уже знает, что вы вернулись. У него есть кое-какие документы для вас, - ответил Тайдака. - У Совета, скорее всего, тоже. Больше ничего важного. Отчет будет у вас на столе к вечеру.
- Хорошо. Можешь идти.

Гаара услышал, как Ли начал что-то делать на кухне.

В ту же секунду Тайдака испарился.

Гаара поднял взгляд в потолок, пытаясь побороть проснувшиеся старые инстинкты недавно приобретенными. В приступе эгоистичного желания защищать ему казалось, что безопасность Ли была куда важнее детей предателя и его желания поступить по совести. Если отправить детей обратно в Коноху, Ли будет в безопасности, но Гаара понимал, что этого нельзя было делать. Он прекрасно знал, что одно лишь существование не делало человека человеком, жизнь складывалась из уз с другими людьми.

Он ни за что не обидит Ли в слепом желании защитить его. Да это и не нужно было. Гаара понимал, что с тех времен, как Ли стал джонином, шиноби, способных победить его, можно было по пальцам пересчитать. Судя по всему, брат Ли не представлял для него опасности. Да и Гаара будет постоянно начеку… Детей можно было оставить и ни о чем не волноваться. Если Рок Кацуро окажется настолько безрассудным, чтобы угрожать близким Казекаге, долго он на этом свете не задержится.

- Гаара? – услышал он голос Ли из другого конца приемной, ведущей к кабинету.
- Проходи. Я закончил.

Ли показался на пороге, держа на руках вертящегося Аки и таща за собой молчаливого Чиро.

- Я хочу пройтись по магазинам. Холодильник у нас совсем пустой. Тебе что-нибудь нужно?
- Да. Чтобы ты не перетруждался, - ответил Гаара, пронзая его взглядом. – Купи все необходимое для детей на сегодня, а потом составь список продуктов и вещей, а я скажу Тецуё, чтобы…
- Гаара, ну зачем…
- … он всё купил и заказал нам что-нибудь на ужин.
- Я не хочу заставлять твоего помощника делать за нас покупки, это не его работа…
- Он делал это до того, как мы стали жить вместе, сделает и сейчас.

Ли поспорил бы еще, но Аки забился в его руках, поэтому он лишь привычно вздохнул и ушел. Где-то на середине лестницы Аки заревел.

Гаара взял все необходимые бумаги и ушел в свой рабочий кабинет.


День первый. 14:00


Гаара зашел в дом, продолжая думать о споре, разгоревшемся на собрании Совета. Однако он быстро отвлекся, увидев перед собой несколько разноцветных коробок различных размеров, беспорядочно расставленных у стены его ранее опрятной приемной. На каждой из них красовалось лицо улыбающегося младенца – наверно, вещи для Аки. Гаара рассеяно подумал, что ни разу не видел у Аки такого выражения лица. Как только фотографы заставляли детей так улыбаться перед камерой?

Он все продолжал думать о том, какое дзюцу можно применить на ребенке, чтобы заставить его улыбаться, как вдруг замер. Сделав пару шагов назад, он внимательно оглядел кухню, мимо которой проходил. Они с Ли не хотели нанимать людей для уборки и делали все сами, стараясь содержать дом в чистоте, насколько это было возможно для двух занятых шиноби. В раковине частенько оставалась грязная посуда, но увидеть забрызганный чем-то стол, ложку на полу и забытую на стуле миску с чем-то пюреобразным было странно даже в их доме.

Если бы Ли не был так занят, точно бы все убрал. Похоже, справиться с двумя маленькими детьми было куда сложнее, чем казалось на первый взгляд. К облегчению Гаары, Ли взял пару недель отпуска. Ему нужно было расслабиться после изнуряющего пути до Суны. Ли уже очень давно не отдыхал, и Гаара считал, что это пойдет ему на пользу. Но теперь он сомневался, что у него была хоть одна свободная минута.

Гаара оставил куртку в кабинете, который, к счастью для всех, оставался нетронутым. Гаара был человеком привычки, это помогало ему держать себя в руках, а все происходящее выбивало из колеи, и хорошо, что хотя бы его личное пространство еще не было перевернуто с ног на голову.

Сосредотачиваясь, Гаара остановился посреди своего убежища. Он недооценил то, насколько неприятно принимать в своем доме других людей. Когда несколько лет назад к нему переехал Ли, тоже было трудно, однако Гаара довольно быстро к этому привык. Правда, переезд Ли был очень важным для него событием, дети же никаких чувств, кроме раздражения, не вызывали.

Гаара поднялся по лестнице и направился в ванную, где его ждал еще один сюрприз. И дело было не в заполненной подгузниками мусорной корзине; они не стали неожиданностью. И хотя запах был далеко не из приятных, по сравнению с гниющими на поле боя трупами, все было не так уж плохо. Внимание Гаары привлекли многочисленные баночки, коробочки, тюбики, лосьоны и присыпки, заполнившие ранее полупустую ванную. Гаара сморщил нос от неестественного запаха. К двум шампуням Ли он уже привык, но сейчас воздух был пропитан запахом цветов, лекарств и старости. Рядом с мочалкой теперь лежали две губки, появились две новые зубные щетки (Гаара и не думал, что младшему она уже нужна) и новый брусок ярко-розового мыла, притаившегося на краю раковины.

Делать то, зачем он, собственно, и поднялся, пришлось с осторожностью сапера на заминированном поле.

В спальне слышались какие-то звуки, и Гаара направился туда. На полу у окна стояла большая детская кроватка в полуразобранном состоянии, рядом с которой лежали отвертка и деревянные столбики. Тут и там можно было заметить пакеты с одеждой. В углу был расстелен широкий толстый плед; Ли сидел на нем и внимательно наблюдал за тем, как Аки ползет за большим разноцветным кубиком. Чиро лежал на другом конце пледа и рисовал, поглядывая при этом на брата.

Они выглядели очень по-домашнему, и Гаара почувствовал себя неуютно.

- С возвращением, - сказал Ли с усталой улыбкой на лице.
- Хм. Ты много чего купил.

Сказав это, Гаара тут же пожалел, увидев, как поник Ли.

То, что Казекаге находился в постоянных отношениях, не переставало удивлять всех жителей Суны. Самого Гаару это удивляло не меньше. Несмотря ни на что, Ли стал его другом, а затем и самым близким человеком. Хотя многие и не верили, но их отношения продлились до сих пор, потому что Ли был не только добрым и любящим человеком, насколько им может быть профессиональный шиноби, но и отличным солдатом, выносливым, находчивым и мудрым, что помогало ему преодолевать опасности. Коих в начале их отношений было немало. Помимо этого, Ли никогда не прятал от Гаары своих чувств, рядом с Казекаге он всегда оставался самим собой, даже тогда, когда тот и не подозревал, что между ним и джонином Конохи начала завязываться дружба.

Гаара никогда никому не сочувствовал. В детстве все причиняло ему боль, и он старался причинить ее всем остальным. Третьего было не дано. Сейчас все было иначе, даже слова могли глубоко ранить близких ему людей. Гаара по-прежнему зачастую не знал, как нужно вести себя в определенных ситуациях, правда мимика Ли всегда подсказывала ему, где он напортачил. Гаара надеялся, что со временем научится не просто распознавать это, но и предотвращать…

- Я не возражаю, - быстро добавил он, пока Ли не начал извиняться или обещать сделать пристройку к дому для новых вещей. – Просто я не думал, что нужно столько. И это все для двоих детей?

Ли заметно расслабился. Он уже научился не искать в словах скрытого недовольства. Когда Гааре было что сказать, он говорил прямо.

- Я купил не так уж и много, - сказал Ли, оглядывая пакеты, коробки и кроватку. – В основном это подгузники, молоко, несколько игрушек… Остальное принес твой помощник.
- Тецуё?
- Да. Он купил еду… Я даже не успел список составить. Он заполнил холодильник, принес еще кое-что для дома, а остальное доставили, когда он ушел. Должно быть, он догадался, что нам все это понадобится. Я не говорил ему покупать ничего из этого. По правде говоря, даже не знаю, зачем и половина нужна.
- Вот как…

Сегодня днем Гаара был очень занят; он увиделся со своим помощником между двумя встречами, и сказал ему примерно следующее: «Тецуё, Ли привел с собой двух племянников. Загляни к нам, узнай, нужно ли им что-нибудь». А Тецуё в ответ: «Да, господин». Гаара прекрасно ладил со своим помощником. Тот делал его жизнь намного легче, стоило сказать лишь слово.

- Обязательно узнай, сколько он на это потратил, - серьезно сказал Ли, - я все возмещу.

Гаара отстраненно кивнул, мысленно делая заметку сказать Тецуё, чтобы, когда Ли придет к нему с такой просьбой, он занизил сумму в два раза. Денег у Казекаге было явно больше, чем у простого джонина, но спорить с Ли он не собирался – пустая трата времени.

- Я так благодарен Тецуё-сан, - добавил Ли, на чьем лице по-прежнему можно было различить изумление от того, какой неожиданный поворот подстерег его на жизненном пути. – Он сэкономил мне кучу времени, чтобы купить мальчикам одежду и все по рецепту Шизуне. Еще я заглянул в библиотеку за книгами.
- Какими?
- О воспитании детей.
- У них и такие есть?

В библиотеке Суны можно было найти книги по истории, об оружии, техниках, а также безобидную литературу для гражданских и шиноби не при исполнении.

- Ну, как оказалось, нет, - устало ответил Ли. – Правда, библиотекарь кое-что мне посоветовала, когда увидела Аки.
- Да?
- Как и фармацевт. И лавочник. И его сестра. И продавец в магазине.
- И дельные эти советы?
- Многие из них друг другу противоречат, - признался Ли. – Ой…

Пока они говорили, Аки встал на ноги при помощи своего кубика, правда, тут же упал. Поначалу он не обращал внимания на неудачи, но на пятый раз начал терять интерес. Сначала он молча сидел, оглядывая кубик и плед, затем что-то пробормотал, всхлипнул и потянулся руками к лицу.

- Ну не плачь, - сказал Ли, притягивая его к себе. Аки скривился и забился в его руках, пытаясь оттолкнуть,

Гаара вдруг что-то почувствовал. Чиро прожигал его взглядом, странным, неоднозначным, он словно что-то искал, в то же время в нем можно было различить страх. Встретившись с Гаарой взглядом, Чиро быстро опустил глаза на свой рисунок. Листок бумаги был покрыт красными квадратами, каждый из которых был заполнен разными геометрическими фигурами. Под пристальным взглядом Гаары Чиро снова взялся за карандаш, но быстро выпустил его из рук и оттянул ворот футболки. Несмотря на то, что он был легко одет, ему явно было жарко. Погода в Суне сильно отличалась от погоды в Конохе.

Аки немного успокоился, хотя продолжал брыкаться. Ли опустил его на пол, и он снова пополз к кубику. Судя по лицу Ли, так продолжалось уже довольно давно. Правда, когда Аки дотянулся до игрушки и стал покачиваться из стороны в сторону, пытаясь встать на ноги, Ли снова улыбнулся и посмотрел на Чиро, но тот не обращал на него внимания.

Гаара узнал взгляд, которым Ли смотрел на детей. В нем было и удивление, и волнение, но больше всего было решимости. Ли впервые увидел детей всего несколько дней назад, но они были его семьей, их связывали крепкие узы. Для Гаары единственными родными людьми были Канкуро и Темари, даже пока отец был еще жив: слишком уж сложными были его отношения с родителем. Однако, хотя Гаара и признавал брата и сестру, для него они были всего лишь слабаками, приставленными к нему, чтобы не давать убивать всех вокруг. Понятие семьи было чем-то непостижимым, тогда казалось, что она была совсем не важна. Но после экзамена на чуунина Гаара понял, как ошибался, и перестал недооценивать силу родственных уз. Сейчас Ли присматривал за племянниками из чувства долга, но уже очень скоро они займут свое место в его большом добром сердце.
Гаара научился принимать то, как Ли сближается с другими людьми. Он прекрасно понимал, что из-за этого Ли не станет любить его меньше. Вот только ревность не давала ему покоя. Он научился сдерживать себя, он понимал, что если будет ревновать к каждому знакомому Ли, то просто сойдет с ума, и в его случае это не было фигурой речи.

Ли в последний раз взглянул на Аки и принялся за кроватку. Гаара в который раз убедился, как сильно могут отвлекать от дел маленькие дети, но для Ли это не было проблемой: он всегда все доводил до конца. Несмотря на то, что знаний о воспитании детей у Ли было примерно столько же, сколько и у Гаары, он прекрасно справлялся. Хотя не стоит забывать, что он все-таки был джонином, способным схватывать все налету, в том числе и то, что делать с подгузниками и как собрать кроватку.

- А он не может спать на кровати? – спросил Гаара, разглядывая кроватку издали.
- Я тове так думав, - пробормотал Ли с зажатыми во рту гвоздями. – Но ее принес твой помощник, так что, думаю, нет. Она получится довольной большой, когда я закончу; на коробке написано, что она будет служить еще и зоной для игр. Так безопаснее, чем просто оставлять Аки в ванной, когда нет возможности за ним присматривать.
- Разве он не будет спать целыми днями?
- А? – Ли поднял на него вопросительный взгляд, затем перевел его на Аки.
- Я думал, маленькие дети в основном только спят.

Наверное, это было единственное, что Гаара знал о детях, за исключением того, что они были абсолютно беспомощны и питались одним молоком. О том, что дети много спят, Гаара узнал от Темари, которая рассказывала ему о его первых месяцах жизни. Маленький Гаара все время хотел спать, но это привело бы к ужасным последствиям, поэтому люди, присматривавшие за ним, тщательно дозировали его сон, что в конечном итоге убило бы его, если бы не поддержка системы циркуляции чакры, начавшей формироваться в его организме. Но однажды, кто-то из-них допустил ошибку, что привело к печально известному в Суне происшествию, благодаря которому Гаара стал единственным в мире шиноби, убившим человека еще до своего первого дня рождения.

Можно было сказать, что о нормальных детях Гаара не знал ничего…

Один из этих обычных детей сейчас снова пытался забраться на свой кубик. Гаара знал, что тот вот-вот упадет: игрушка была сделана из непрочного дерева или пластика с закругленными краями и не отличалась устойчивостью. Чиро снова поднял на брата пустой взгляд.

Кубик перекатился на бок, и Аки упал, тут же начав хныкать, а затем и вовсе зарыдал, стоило Ли взять его на руки. Плач не был особенно громким, но уже через три секунды начал действовать на нервы. Гаара вышел из комнаты и направился в свой кабинет, откуда вернулся только через несколько часов, когда доставили еду, заказанную Тецуё.

Ужин начался очень спокойно: Аки на нем не было.

- Он был голоден, – пояснил Ли с хмурым выражением лица. Он явно был поглощен собственными мыслями, что, правда, не мешало ему наброситься на еду. – Думаю, он из-за этого так много плакал. Я его покормил, и он заснул. Сейчас он спит. Эта кроватка – просто золото, я могу оставить его там и не волноваться, что, если он проснется, то начнет везде ползать и ушибаться.

Чиро сидел напротив Гаары за другим концом стола, который был слишком высок для него, поэтому на его стуле лежала подушка. Он ел очень медленно и не говорил ни слова. Казалось, он уже не был так сильно напуган, как раньше, хотя то и дело окидывал Гаару пристальным взглядом, думая, что Казекаге ничего не замечает.

Ли с удовлетворенным вздохом отложил палочки к своей пустой тарелке и с надеждой оглядел стол. Гаара молча придвинул к нему еще одну порцию лапши. По чистой случайности или намеренно Тецуё заказал куда больше еды, чем обычно, и оказался прав, Ли нужно было снова набираться сил после событий последних нескольких дней.

Ли уже медленнее принялся за лапшу.

- Ну, как все прошло с Дайме? – спросил он, запив ее водой.
- Хлопотно, шумно, всё раздражало.
- Значит, как обычно, да? – понимающе отозвался Ли, вылавливая лук палочками. – Как Темари, справляется?
- Да. Похоже, она от всего этого просто без ума.

Как-то Темари сказала ему, что ей очень нравится дипломатия и агрессивная атмосфера при дворе, в ней она просто расцветала.

- Многие придворные боялись ее больше, чем меня, - с одобрением и гордостью в голосе добавил Гаара.
- Здорово, - сказал Ли с вежливой улыбкой.

Они часто не разделяли общего мнения в определенных аспектах политики. Ли был уверен, что благородное отношение к людям и наставление их на Путь Истинный (иногда при помощи Кулаков Правосудия) было намного лучше, чем их запугивание. Иногда они начинали об этом спорить, но не сегодня. Этот вечер был спокойным и приятным. Хотелось просто разговаривать и быть рядом друг с другом. Чиро очень тихо сидел на своем месте и ел все медленнее, пока не начал просто выводить квадраты в своем рисе с карри.

- Как прошла твоя миссия? – спросил Гаара.

Три недели назад, когда Гаара отправился ко двору Дайме, Ли уже приступил к ее выполнению.

- Скучно. Я думал, в западной части Страны Ветра полно опасных разбойников, но мы так никого и не встретили, - разочарованно сказал Ли. – А потом господин Масамото… Это человек, которого я сопровождал, - пояснил он для Чиро. – Он налаживал торговые связи между Сасаной и портом Мигуре. Он очень богат, и в прошлом году его чуть не похитили, так что мое задание было ранга А. Мне кажется, мы шли быстрее, чем ожидалось, и никто просто не смог за нами угнаться. Когда мы подошли к Мигуре, господин Масамото решил, что до своего города доберется на корабле, а не по суше, как планировалось. Он сказал, что ему нужно отдохнуть. Он и правда выглядел уставшим, как и его лошадь. Наверно, я задал слишком быстрый темп, но уж лошадь-то должна была поспевать. В общем, так как моя помощь ему больше была не нужна, я сразу направился домой. Я добрался за два дня, шесть часов и тридцать четыре минуты! А ведь путь лежал от…

Ли резко нагнулся в сторону, ножки его стула заскрипели. Он поймал тарелку сантиметрах в тридцати от пола, уронив с нее лишь малую часть еды.

Гаара сидел прямо напротив Чиро и все видел. Сначала Чиро смотрел на Ли странным, пустым взглядом, затем отложил палочки и перевел взгляд на карри у себя в тарелке, как вдруг резко скинул ее со стола. Если бы не Ли, она точно бы разбилась.

Чиро застыл, не опуская руки, его взгляд был прикован к груди Ли, было похоже, что он… ждал чего-то.

В полной тишине поставленная обратно на стол тарелка звякнула неожиданно громко. Ли вопросительно посмотрел на Гаару, но тот вряд ли мог подсказать, что делать.

- Чиро… Не… не делай так больше. С карри что-то не так? – было видно, что Ли терялся в догадках.

Чиро медленно поднял взгляд.

- Почему ты это сделал? – строже спросил Ли.

Ли попытался вглядеться в его лицо, чтобы понять, как отреагировать, и затем встал.

- Чиро, извинись перед Гаарой, - сказал он уже мягче. – А потом я уложу тебя в кровать. Сегодня был трудный день, а ты плохо спал этой ночью. Утром тебе будет получше. Пока ты молод, хороший сон – отличное лекарство от вех бед! Так мой учитель говорил.

Несмотря на то, как легко ему все сошло с рук, на лице Чиро не отразилось облегчение, он выглядел так, словно Ли ударил его. Чиро вдруг резко повернулся посмотреть на Гаару. Гаара встретился с ним взглядом, не зная, чего ожидать, но и без интереса. Ему не было дела ни до сброшенной со стола еды, ни до извинения, но он знал, что Ли так просто не отступится.

- Чиро, - настойчиво подтолкнул его Ли.

Чиро моргнул, опустил глаза и пробормотал «Извините» так, словно повторял это слово за кем-то, не зная его значения. Он не упрямился, но и извинения его искренними не были. Он выглядел… замкнуто.

- Молодец. А теперь пойдем, - Ли поднял его на руки. – Гаара, я скоро вернусь и все уберу. Извини за это, он просто все еще расстроен из-за… ты знаешь, чего. Да и устал тоже.

Конечно, он был расстроен. Удивительно, как он вообще до сих пор не закатил истерику. Еще в прошлый вторник у ребенка был дом и любящая семья, а сейчас он живет со своим дядей, которого до этого ни разу не видел, и чудовищем из детских страшилок. Маленький Гаара, который всегда выплескивал свои эмоции, одной тарелкой бы не обошелся.

Но Чиро не выказывал того, что творилась внутри него. Не было похоже, что он просто хотел привлечь к себе внимание, безраздельно завладев им минуту назад, он испугался. Казалось, что он чего-то ждал. Гаара окинул свою тарелку хмурым взглядом. Как и любой другой шиноби, он прекрасно замечал выражения лиц, сложнее было понять, что именно они значили, особенно, если учесть, что его внутренний мир сильно разнился от внутреннего мира обычных людей.

Может, ему не стоило забивать себе этим голову? Ли сказал, что утром все наладится. Гаара поднялся и стал складывать остатки ужина в холодильник, отгоняя от себя мысли о детях и их поведении. Как и просил Ли, еду с пола он подбирать не стал.

Следующая →

@темы: фанфик, Наруто, Дипы, Гаара/Ли, BL, Kindred

URL
Комментарии
2013-12-13 в 22:13 

Vik Takanori
Спасибо вам за перевод!!!! С нетерпением буду ждать новых глав!!!

2013-12-14 в 16:05 

zuly
подкрутите, пожалуйста, справедливость обратно!
благодарю за перевод =)

2013-12-16 в 23:16 

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
URL
2013-12-28 в 21:30 

Leo_Sinless
оу, приятная неожиданность, найти сиквел. спасибо за перевод!

2014-01-09 в 22:08 

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Leo_Sinless, праздник к нам приходит всегда с Кока-Кола Дипами~ х)

URL
   

Apple orchard

главная