22:11 

Часть 8

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Название: Семейные отношения
Автор: Maldoror
Переводчик: MayRingo
Бета перевода: Yasia2506
Персонажи: Ли/Гаара, OC
Жанр: драма, ангст, ER
Рейтинг:
Размер: макси
Статус: закончен, перевод в процессе
Содержание: Ли и Гаара уже давно живут вместе. Только вдвоем. Пока однажды Ли не приносит из Конохи две неожиданные проблемы.
Примечание: сиквел "Дипломатических отношений"
Оригинал: Kindred
Разрешение на перевод: получено
Дисклеймер: Масаши Кишимото
Размещение: пожалуйста, не надо

← Предыдущая


День пятый. 08:00

Гааре всегда было интересно, каково это почувствовать дежавю. Такого с ним никогда не случалось. Наверное, присутствие в нем Шукаку причинило его психике столько вреда, что мелким отклонениям от нормы просто не оставалось места.

- Давай же, а то опоздаем. Обувайся.
- Не хочу никуда идти.

Темари как-то попыталась объяснить ему, что при этом чувствуешь, но до сегодняшнего дня Гаара ничего подобного не испытывал.

Он направился к выходу из кабинета и приподнял занавесь, за которую тут же юркнул Чиро. Гаара остановился, а вот мальчишка не успел, и врезался прямо в него, хотя на размышления у него была целая секунда. Сам же Гаара не удосужился увернуться.

Чиро испуганно отстранился. Странно, как быстро страх то покидал его, то возвращался. Еще вчера Гаара нес его на руках, что так напугало его сегодня?

- Чиро, - непреклонно сказал Ли, напуская на себя свой самый серьезный вид. – Гаара не может присматривать за тобой постоянно. Скажи спасибо, что он согласился сделать это вчера. Сегодня мы…

Ли быстро глянул на дверь, как и Гаара, услышав тихие шаги снаружи. Через несколько секунд раздался стук в дверь.

- Ты кого-то ждешь? – спросил Ли, выводя Чиро из кабинета. – Не волнуйся, мы уже уходим. Пойдем, Чиро, ему нужно работать.
- Это Тайдака Минне, - сказал Гаара, направляясь к двери.
- Да нет, с чего бы? – ответил Ли, придерживая Аки, намеревавшегося спрыгнуть у него с рук. – Она ждет нас у себя через десять минут, и… Минне-сан?
- Доброе утро, Казекаге-сама, Ли-сан.

Гаара с любопытством оглядел женщину, стоящую перед ним. Она не была похожа на своего брата, что, наверно, было и к лучшему. Невысокого роста, со смуглой кожей и серьезным взглядом. Очертания подбородка, правда, были такие же, как и у Тайдаки.

- Минне-сан? Неужели я что-то недопонял? – растерянный Ли быстро поравнялся с Гаарой. – Я думал, что должен привести детей сегодня к восьми утра.

Минне неуверенно посмотрела на Казекаге.

- Я попросил ее прийти и забрать их, - сказал Гаара. – Она может присмотреть за ними пару часов. Без тебя.
- Что?! – Ли перевел на него изумленный взгляд.

Гаара почувствовал, как кто-то дернул его за рукав.

- Я не хочу идти, - сказал Чиро.
- Придется, - ответил Гаара, заметив, что это был первый раз, когда ребенок осмелился сказать ему нечто подобное. – Ли придет к вам днем.
- Гаара, - Ли напрягся.
- Я хочу остаться здесь, - сказал Чиро, не поднимая глаз.
- Нельзя. Ни Ли, ни я не можем присматривать за тобой сегодня утром.
- Почему? – Чиро спросил почти шепотом, но в его голосе можно было уловить нотки непослушания, которое он пока не решался выказать в открытую. Тоже что-то новенькое.
- Ли и я были очень заняты всю неделю, и мы бы хотели…
- Гаара!

Ли покраснел, как помидор, а Аки, всполошившись от резкого звука, что-то забормотал. Ли перевел испуганный взгляд на третьего взрослого в доме, но Минне все-таки была женой, дочерью и сестрой шиноби. На ее лице застыло непроницаемое выражение, говорившее о полном контроле над эмоциями и большом уважении к Казекаге, слова которого она не будет осуждать и даже слушать, если они не обращены к ней.

-…немного отдохнуть, - раздраженно закончил предложение Гаара. Ли, Темари и Канкуро по очереди уже прочитали ему лекции о том, что о своей половой жизни при других людях говорить нельзя, особенно при брате (последний пункт включил Канкуро и заострил на нем особое внимание). С тех пор Гаара соблюдал это правило приличия, но стоило один раз ляпнуть кое-что перед собранием Совета, как Ли и брат с сестрой начали постоянно подозревать наихудшее.

Ли закрыл глаза и очень-очень спокойно сказал:
- Минне-сан, не возражаете, если мы отойдем на минуту? О, и не подержите Аки?

Не сказав ни слова, она взяла ребенка на руки. Сходство с братом усиливалось с каждой минутой.

Ли взял Гаару под руку, с таким же серьезным видом, с каким Минне взяла Аки. Гаара обошел Чиро, высвобождая рукав из его руки, и прошел за Ли в кабинет.

- Гаара, - Ли резко задернул занавес. – Слушай… Я… Это уже слишком с твоей стороны! Не могу поверить, что ты попросил Ми… М!

Похоже, Ли всерьез рассердился на него. Такое часто случалось. У него было большое доброе сердце, но и вспыльчивый нрав с изрядной долей упрямства тоже присутствовали. Иногда он реагировал на некоторые вещи очень нелогично. Правда, сейчас его возмущение было понятно. Но у действий Гаары были свои причины, и, пока на него не начали кричать, нужно было привести аргументы в свою защиту.

Чувствовать его так близко к себе тоже было приятно. Ли попытался отступить, но Гаара не позволил и прижал его к стене рядом с выходом, не разрывая поцелуй, стиснув подбородок мертвой хваткой и запустив пальцы в волосы.

Ли попытался высвободиться и что-то сказать – зря, не надо было открывать рот. Гаара прижался к нему сильнее и сорвал с губ не родившиеся слова.

Он отстранился только убедившись, что Ли не сможет быстро собраться с мыслями и заговорить.

- Я хочу тебя, – прошептал он ему на ухо, чувствуя, как по телу пошла дрожь.

Ли провел руками по его спине до плеч… и оттолкнул, стоило Гааре подумать, что он победил.

- Минуточку. Я… Я все понимаю, но… Но я все еще зол, черт побери!

Хотя раздражения в нем явно поубавилось; где-то глубоко внутри Ли понимал, что ему необходима передышка, и Гааре нужно было окончательно его в этом убедить. Но он знал: стоит ему только прямым текстом сказать, что Ли необходим отдых, как тот тут же начнет активно это отрицать. Гаара начал лихорадочно перебирать в уме слова, способные достучаться до Ли, который, судя по всему, вот-вот начнет его отчитывать, что обычно крайне редко приводило к сексу.

- Нам обоим это нужно, - выпалил Гаара первое, что пришло на ум.

По тому, как изменилось выражение лица Ли, было видно, что эти слова произвели куда больше эффекта, чем Гаара предполагал.

- Гаара…
- Пожалуйста, - выдохнул он ему в шею, прижимаясь всем телом.

Внезапно они оба отпрянули друг от друга. Через секунду в кабинет просунулся Чиро. Он вздрогнул, не ожидая увидеть их так близко от себя, но ничего спрашивать не стал и побежал к своему месту под окном.

Черт возьми…

Гаара посмотрел на Ли, смирившись с тем, что у него ничего не получилось. Ли выглядел удрученным и не спешил сокращать расстояние между ними. Казалось, реши Гаара приблизиться, он бы отступил, пусть даже и сквозь стену позади себя.

- Просто я… не хочу оставлять их одних. Я не хочу, чтобы они чувствовали себя…
- Ты все равно не сможешь быть рядом с ними каждую минуту, - ответил Гаара. – Когда-нибудь придется доверить их кому-то другому. Ты сказал, что они пробудут здесь пару недель, может, месяцев. И пусть сейчас ты на больничном, у тебя не получится забыть о тренировках на такой долгий срок.

Ли поморщился, и Гаара понял, что попал в точку. Подавить желание для него было раз плюнуть, но тренировки…

- Еще рано оставлять их с нянями, - пробормотал Ли, не очень уверенный в том, что говорит. – Я надеялся найти кого-нибудь на следующей неделе, чтобы вернуться к тренировкам, но сегодня…

- Чиро оставался со мной два дня, а с Минне ему будет куда лучше.

Ли задумался, разглядывая Чиро, и Гаара тоже повернулся к нему. Чиро взял в руки свой блокнот и карандаш, которые оставил в кабинете еще вчера, но начинать рисовать не спешил. Он смотрел на них широко раскрытыми глазами, словно их перешептывание пугало его. Даже Гааре показалось, что мальчик выглядит очень несчастным в своем уголке, а значит, спор был им проигран. Однако Ли, похоже, пришел к другому выводу.

- Думаю, ты прав, - нерешительно сказал он. – Я не про то, что с Минне ему было бы лучше, уверен, ты способен прекрасно… присматривать за детьми.

Ли всегда старался говорить приятные вещи, но врать не умел абсолютно.

- Но я все же думаю, что ему нужно пойти сегодня к ней. Чиро?

Ли пришлось постараться, чтобы достать забившегося в самый угол ребенка наружу.

- Чиро, Гаара прав. У нас с ним есть кое-какие дела. Я бы хотел, чтобы ты пошел сегодня к Минне-сан. Хорошо? А я приду к вам через пару часов.

Чиро выглядел так, словно ему только что вынесли смертельный приговор. Ли мягко приподнял его удрученно опущенную голову за подбородок.

- Знаю, тебе через многое пришлось пройти, но нужно набраться храбрости и потерпеть. Ты сын шиноби, Чиро. Ты должен быть сильным и стойко преодолевать трудности. Постараешься ради меня? Я бы очень тобой гордился. Я приду к вам, как только смогу, и мы отлично проведем время. Мне кажется, тебе лучше не сидеть дома, а выходить на улицу и встречаться с новыми людьми. Ты даже можешь завести здесь друзей! У Минне-сан двое сыновей, и один из них твой ровесник.

Чиро выглядел не радостнее червяка, вытянутого птицей из земли. Но Ли с детства был приучен к тому, что свои страхи необходимо непременно преодолевать, потому он ни за что не позволил бы своему племяннику закрыться от остального мира в четырех стенах. Он поднял Чиро на руки и понес к двери, приговаривая о храбрости, силе юности и духа, припоминая рассказанную ему вчера ночью историю о Гае-сенсее. Если Чиро и перенял от дяди энтузиазм, по нему этого видно не было.

Минне терпеливо ждала их у входа. Она что-то бормотала Аки на ухо, качая его на руках то вверх, то вниз. Если бы Гаара был на его месте, точно бы уже кричал, как резаный, но Аки был просто счастлив.

Ли напоследок прочитал Чиро привычную лекцию о том, что нужно уважать старших, делать все, что скажет Минне-сан, и не разрисовывать карандашом стены.

- Спасибо вам большое, Минне-сан. Надеюсь, они не доставят вам много хлопот…
- Конечно, нет, - уверенно ответила та, беря Чиро за руку.

Она тепло ему улыбнулась, и Чиро удивленно на нее посмотрел. Он еще не знал, можно ли ей доверять, но, по крайней мере, не вырывался, когда она повела его на улицу.

- Еще раз спасибо. Я приду к полудню. Извините, но нам с Гаа… у нас с Казекаге есть кое-какие дела…
- Конечно, Ли-сан, - вежливо ответила женщина, и тот покраснел под ее взглядом.

Гаара решительно не понимал, к чему были нужны объяснения. Минне была замужем за опытным джонином – единственным человеком, заслужившим одобрение ее брата – она прекрасно знала, как себя вести в этой ситуации. К тому же, у нее было двое детей. Как-то же она их родила, и о сексе точно должна была знать.

Минне вышла за дверь, держа Чиро за руку, и поспешно направилась к выходу со двора. Чиро быстро перебирал ногами, чтобы поспевать за ней; он несколько раз оглянулся напоследок, окидывая их жалобным взглядом, но Гаара это проигнорировал. На сегодня мальчишка уже не его проблема. Минне хорошо позаботится о ребенке, доверенном ей самим Казекаге. С Чиро все будет в порядке, теперь надо было подумать о его дяде.

Ли продолжал смотреть вдаль, даже когда силуэты Минне и детей давно скрылись из виду. Наконец, он закрыл дверь, решительно тряхнув головой, и с улыбкой повернулся к Гааре.

- Прости, - сказал он, обвивая руки вокруг его талии. - Я совсем не уделял тебе внимания последнее время. Дети... Ну да ты помнишь, я говорил, с ними будет много проблем. Но нельзя было совсем про тебя забывать. Все-таки ты самый дорогой мне человек.

Он ласково поглаживал Гаару по спине.

- Мне нужно будет зайти к Минне-сан перед обедом, нельзя ведь все взваливать на нее одну. А пока есть еще несколько часов только для нас двоих, - добавил он, зарываясь носом ему в волосы. - Чего ты хочешь? Может, мне...
- Иди наверх, раздевайся и ложись лицом вниз. Я скоро подойду.

Гаара отстранился, а Ли так и остался стоять на месте в той же позе с раздвинутыми руками и удивленно на него смотрел.

-...Что?
- Иди наверх, раздевайся и ложись лицом вниз, - повторил Гаара, вспомнив, что Чиро лучше все понимал со второго раза. - Я скоро подойду.

- Н-но...
- Иди, - сказал Гаара, преодолев уже половину лестничного пролета.

Сам он направился в ванную. Нужную ему вещь пришлось поискать, так как Ли безжалостно задвинул все их бутылочки и тюбики подальше.

Вернувшись в комнату, он увидел, что Ли послушался его не до конца и разделся только до белья. Он сидел на краю кровати, сжимая в руках свой зеленый костюм, и смотрел округленными от изумления глазами.

Ли раскрыл рот, его брови удивленно поползли вверх. В ванной Гаара полностью разделся.

- Гаара... что... эм...

Ли быстро прикусил язык. Гаара поставил бутылочку на прикроватную тумбочку, толкнул его на кровать и забрался сверху. Ли всё не отрывал от него взгляда, пока Гаара не поцеловал его.

Гаара старался полностью накрыть его своим телом, ни на секунду не отрываясь от его губ. Жаль, ласки не были его сильной стороной. Ли умел проделывать с ним удивительные вещи, и Гаара старался соответствовать, но в глубине души знал, что не совсем понимает, что и как происходит. Поэтому он очень осторожно относился ко всему новому, ведь не всегда мог понять, что способно возбудить, а что, наоборот, отпугнуть или даже сделать больно. В итоге он на всякий случай решил просто повторять все за Ли, который совсем не возражал.

Отстранившись, Гаара встретился взглядом с темными широко раскрытыми глазами, однако настоящие чувства Ли выдавал румянец на щеках и то, как он прижимал его к себе за плечи.

- С тобой непросто бороться, когда ты чем-то загорелся.

В голосе Ли не было слышно и нотки возмущения, а значит, Гаара был за все прощен.

Ли попытался снова притянуть его к себе, но у Гаары были другие планы. Он высвободился из объятий и выпрямился, сев на колени.

- Раздевайся и переворачивайся на живот, - сказал он, похлопывая Ли по ноге.

Тот, хоть и был заинтригован, но вопросов задавать не стал, лишь улыбнулся и повиновался, располагаясь на кровати лицом вниз. Утренний солнечный свет, пробивающийся сквозь ставни, раскрасил его кожу тигриными полосками. Снимая белье, Ли пробубнил что-то, похожее на «коротковата прелюдия». Он приподнялся на локтях и одарил Гаару многозначительным взглядом. Который, правда, тут же изменился, стоило ему увидеть в руках Гаары бутылочку.

- Нет, не нужно. Все нормально, я...
- Лежи смирно, - тихо отозвался Гаара и открутил крышку.

Ли хотел было поспорить, но вместо этого лишь устало улыбнулся.

- Мне не стоит даже и пытаться, правда?

Ли вздохнул и опустил голову.

- Ну, раз так...

Его силы были на пределе, слишком много ответственности он на себя взвалил и слишком мало отдыха позволял себе, несмотря на проделанный на невероятной скорости путь из Конохи.

Масло из бутылочки мягко растеклось по его спине. Смуглая кожа покрылась мурашками, и Ли улыбнулся от приятного холодка.

Гаара растер масло в руках, наблюдая за тем, как оно медленно стекает по спине тонкими струйками, превращаясь в капли от тепла разгоряченной кожи. Они скатывались, огибая мышцы и шрамы, опускаясь все ниже. Картина была, несомненно, привлекательной, но нельзя было отвлекаться. Он быстро привел мысли в порядок, размял кисти рук и принялся за дело.

Несколько лет назад, когда они только-только начали жить вместе, Гаара и не представлял, как сильно изменится его жизнь. Поначалу ему казалось, что теперь они просто будут жить под одной крышей, а значит, сексом заниматься станет гораздо удобней. Тогда он даже не догадывался, как ошибался. И слава богам. Его жизнь изменилась в лучшую сторону, хотя для такого нелюдимого существа, как он, было страшно осознавать, как сильно другой человек влиял на его жизнь.

Несомненным плюсом в этом стало то, что теперь можно было тщательнее следить за любимым человеком, ведь сам Ли мало беспокоился о себе. Он уважал свое тело только как оружие и иногда ставил перед собой слишком сложные цели. Взять хотя бы его самую главную технику Лотоса, которая подразумевала под собой огромный урон телу. Его подруга, Харуно, как-то пошутила, сказав, что их деревням надо разработать новое направление в медицине специально для него одного. Гаара шутку не оценил.

Он не знал, как бы на его месте поступил обычный человек. Темари сказала, что она бы постоянно пилила Ли, прося быть осторожным, и читала ему нотации до тех пор, пока тот не обратился бы к врачу. Но Гаара не любил зависеть от других и решил, что будет справляться со всем сам. Возможно, сказывалась его постоянная паранойя. Он не хотел и думать о том, как кто-то другой возьмётся за лечение спины Ли, чтобы при удобном случае всадить в нее нож. Поэтому, хорошо познакомившись с постоянными болями, он, не долго думая, разорил больничную библиотеку и вытряс всю душу из местных специалистов по физическим травмам, выпытывая у них все, что только мог. Это помогло ему научиться делать самый лучший массаж на свете, в чем ему не один раз признавался Ли. То, что сам процесс доставлял удовольствие им обоим, было неожиданным, но приятным бонусом.

Гаара разгладил масло по спине, чувствуя, как по ней побежали мурашки. Его губы тронула улыбка, которую не видел никто, кроме Ли. Тепло смуглой кожи передавалось ему через руки, очерчивающие упругие мышцы. Распростертое перед ним тело впечатляло своей мощью, годы тренировок заточили его под невероятные перегрузки и скорость. Любому хватило бы одного лишь взгляда на него, чтобы понять, какая в нем скрыта сила. Но, как говорили в Суне, это была всего лишь вершина песчаной гряды. Истинные его возможности заключались в бесконечной устремленности, силе воли и способности управлять с помощью чакры мощью всего тела, с чем трудно было бы справиться даже ему, Гааре Песчанику, задумай он встать у него на пути. Гаара почувствовал дрожь, волной прокатившуюся по всему телу, но сдержал себя. Может быть, потом, если у Ли останутся силы. Сейчас нужно было позаботиться о человеке, который так много для него значил.

Стоило ему начать, Ли издал блаженный стон, несмотря на то, что силы в массаж Гаара вложил немало. Чтобы хоть как-то воздействовать на стальные мышцы, нужно было изрядно постараться. Гаара не спешил, методично разминая каждый сантиметр, отчего обычный человек уже давно взвыл бы от боли. Ли же облегченно вздохнул, и постепенно его тело начало расслабляться. Довольный тем, что наладил циркуляцию крови и облегчил процесс восстановления, Гаара перешел к ногам.

Его пальцы очертили шрамы, оставленные им самим много лет назад, остановившись на зазубренном треугольнике в месте, где раздробленная бедренная кость прорвала кожу. Гаара не чувствовал угрызений совести, он сомневался, что мог ощущать себя виноватым, как другие люди, и старался лишь отплатить за содеянное. Тогда Ли был серьезно ранен и не смог противостоять Кимимаро, и Гаара вступил в бой вместо него и спас ему жизнь. Долг был отплачен. Увидев Ли после этого снова, он не чувствовал себя должником, однако был готов к недоверию со стороны конохского джонина. В этом не было бы ничего необычного. Но оказалось, что Ли не держал на него зла и никакого недоверия не выказывал.

Разминая мышцы под оставленными им шрамами, он не чувствовал вины, и все же каждый раз что-то закрадывалось ему в душу. Что-то, похожее, на ужас от одной мысли о том, что тогда, в приступе сумасшедшей ярости, он чуть не отобрал у себя самое дорогое.

Ли закрыл глаза и полностью расслабился. Очень хотелось просто оставить его лежать вот так, но нужно было сделать еще кое-что. Гаара осторожно повернул его на спину, Ли приоткрыл глаза, но ничего не сказал и лишь молча наблюдал за тем, как Гаара растирал его ноги, руки, грудь и живот.

Гаара вытер о себя ладони, оставляя масляные следы. Ли удивленно следил за его действиями. Медленно и осторожно Гаара протянул руки к его лицу и начал растирать виски и шею, постепенно запуская пальцы в волосы, массажируя голову.

Ли покраснел от возбуждения и смущения. О том, что это так на него действует, Гаара узнал совершенно случайно и не понимал, почему тот так смущался от этих ласк. Если бы кто-нибудь написал энциклопедию поведения нормального человека, он был бы очень благодарен и внимательно прочитал все тридцать томов.

Гаара чувствовал, как под ним нарастало возбуждение Ли, долгожданная близость таким же образом действовала и на него. Ли прогнулся и болезненно медленно потерся о его тело. Он вытянул к его лицу руки и, запустив пальцы в волосы, притянул к себе вниз за долгим поцелуем.

Гаара почувствовал, как тяжело стало дышать; глубокое частое дыхание словно вымывало изнутри всю темноту. От нежных рук Ли, без устали ласкавших его плечи, спину, бедра, по всему телу искрами пробегала приятная дрожь.

Ли обхватил его за талию, прижал к себе и протянул за чем-то руку.

- Не двигайся, - резко сказал Гаара.
- Но я хотел достать...
- Я сам. Лежи.

Ли послушно вернулся в первоначальное положение, с улыбкой смотря, как Гаара потянулся к прикроватной тумбочке.

Едва коснувшись заветной баночки, Гаара вдруг что-то услышал. Он перевел взгляд на дверь, за которой встревоженный песок заметался в своем сосуде. Кто-то подошел ко входу в дом. Черт возьми.

Он ждал стука, но его так и не последовало. Наверно, его помощник или кто-то из советников. Явно вмешалась охрана. Не та, которую приставил Тайдака, а особый личный отряд Казекаге, охраняющий его дом вот уже несколько лет и позволяющий спокойно предаваться приятным моментам. Они прекрасно знали: если окна спальни были занавешены, Казекаге лучше не беспокоить, поэтому любой нарушитель тут же ими останавливался, за исключением чрезвычайных ситуаций.

Ли с любопытством приподнял голову, пытаясь разглядеть, что он делает, но Гаара быстро к нему вернулся. Ли удивленно моргнул, когда он начал поворачивать его на бок, сгибая ноги в коленях и прижимая к постели, но возражать не стал. Несколько секунд Гаара просто молча смотрел на него, наслаждаясь знакомым нарастающим возбуждением, и лишь потом снова взялся за баночку.

Обычно Гаара исполнял пассивную роль, позволяя Ли выбирать позы и все остальное, и в основном именно он был источником новых идей и неистощимой энергии, которая и так была ему присуща, и не важно, кто в этот момент был принимающей стороной. Гаара не испытывал влечения ни к кому, кроме Ли, и особых предпочтений у него не было. Сверху или снизу — все равно, главным для него было совсем другое. Но сегодня выбирать будет именно он. Ли был слишком напряжен последнее время, и Гаара решил, что тот будет только рад возможности расслабиться. Увидев, безмятежное выражение на его лице, Гаара убедился в правильности своего решения.

Ли глубоко вдохнул, почувствовав в себе его пальцы. Он выгнулся и потянул руку назад к нему. Гаара склонился и потерся лицом о его плечо, скользкое от массажного масла. Было приятно. В такие моменты слова теряли смысл, их тела соединялись совсем на другом уровне, доступном лишь плечом к плечу в битве.

Он поймал его пальцы ртом и прочертил языком линию от ладони до чувствительного сгиба локтя. Его кожа была соленой, со вкусом массажного масла и запахом бинтов. Знакомый вкус возбуждал, но Гаара все же отодвинул его руку от себя, прижав к постели, не позволяя Ли двигаться. Наблюдать за тем, как Ли насаживается на его пальцы всегда было неизменно восхитительно, но сегодня Гаара этого не хотел, все, что он позволит ему сегодня, это тяжело дышать.

- Я готов, - прошептал Ли, двигая бедрами, но Гаара остановил его, неспешно растягивая сильнее. Ли любил делать это жестко и быстро, но не сегодня. Удостоверившись, что он действительно готов, Гаара снова потянулся за смазкой, уже для себя. Он опустился на бок позади Ли и подвинул его ногу своей чуть вверх. В таком положении Ли не нужно будет делать ничего. Гаара же оперся на предплечье, чтобы видеть его лицо.

Несмотря на затуманенный разум, Гаара понимал, что тот, кто пришел к двери его дома, все еще находится перед ней. Но, сколько бы тот ни прождал, ему было все равно.

Ли вдохнул, раскрыв рот, чувствуя его в себе; пальцы дрогнули в поисках, за что ухватиться. Гаара наслаждался каждым мгновением, чувствуя, как все сильнее в нем разгорается желание.

Но, забыв про себя, он прислушивался только к Ли, и мелькнувший на секунду язык, облизавший губы, вдруг полностью завладел его вниманием.

Его руки не знали покоя, хотелось касаться каждого уголка наконец расслабившегося тела: рук, плеч, живота груди.... Хотелось проникнуть дальше, под кожу, полностью в нем раствориться и никогда не расставаться. Вдвоем стать сильнее всех. Гаара прижал Ли к себе сильнее, входя полностью. Ли вздрогнул от удовольствия и сжался вокруг него, словно тоже не хотел отпускать.

Гаара накрыл его ладонь своей, сжав пальцы.

- Еще, - тихо попросил Ли, едва шевеля губами.

Гаара послушался, не смея отвести от него взгляд, ловя каждое движение, навечно выжигая его образ у себя в памяти.

Ли никогда не носил перед ним масок и как никто другой понимал его и знал, что ему было нужно.

Однажды, около двух лет назад, Гаара попытался удовлетворить себя сам. То сжимавшая, то отпускавшая его плоть вдруг напомнила ему движения собственной руки тогда. Ли ушел на задание в Страну Огня, и дома его не было больше трех месяцев. Гаара тоже был очень занят, но в редкие минуты покоя не мог не думать о том, как скучал. Слишком долго. Они были вместе слишком долго. Ли был его слабостью, нашептывала Гааре та его часть, что жила только кровью и убийствами. Он слишком привык к нему, к его дружбе, к его телу. И Гаара решил попробовать унять боль расставания и, может быть, даже понять, способен ли он еще жить один, как раньше, не рассчитывая ни на кого, не любя никого.

Но ничего, кроме разочарования, это не принесло. Даже представляя Ли, у него так ничего и не получилось. Он не был обычным человеком, простой стимуляции было слишком мало. Ему нужно было совсем не это.

Ли откинул голову ему на грудь, хватая ртом воздух от сильных, резких движений, издавая еле слышные стоны им в такт.

Ему нужно было это.

Близость другого человека. Нужно было чувствовать, как чужое тело отзывается на каждое его прикосновение.

Его движения ничто не сдерживало. Он прочертил линию от его плеча до подбородка и повернул голову к себе, чтобы лучше видеть раскрасневшееся лицо. Не выдержав, он потянулся к его губам и лишь слегка коснулся их своими, снова отстраняясь, чтобы не пропустить ни одной эмоции на его лице.

Ли не смог сдержать стон, жар со щек постепенно окрашивал его шею красными пятнами, захватив и кончик носа, и Гаара не заметил, как на его лице расцвела улыбка. Вот то, ради чего ему хотелось жить.

Ли двигался и сжимался в такт его движениям, но не так резко, как обычно. Ли всегда был очень активным в постели, но сегодня он молча повиновался его просьбе просто расслабиться и взять все в свои руки. Для Гаары это было необычным ощущением; его руки неустанно ласкали отдавшееся ему тело, словно в благодарность. Их дыхание становилось все тяжелее, кровать неизменно скрипела от каждого движения, сопровождаемая тихими стонами Ли.

Не разрывая объятий, Гаара потянулся к его напряженному животу, а затем и ниже, сжимая пальцы вокруг горячего члена. Его ладонь все еще была в массажном масле, помогая уверенно двигать рукой. Ли всхлипнул. Его глаза были крепко зажмурены. Гаара не сводил с него взгляда, ловя каждое движение, каждый отклик тела на свои прикосновения, убеждаясь, что действительно доставляет ему удовольствие.

Ли напрягся и резко откинул голову назад, лицо на мгновение исказилось. Гаара почувствовал вязкую теплоту между пальцев.

Ли не открывал глаза, на его лице отразилось блаженство, словно он, расслабившись, плыл в теплых водах, забыв обо всем на свете.

Гаара видел только его лицо. Тянущее, почти болезненное, удовольствие клубком свернулось между его ног, грудь тяжело взымалась от неровного дыхания, легкие словно наполнил жар от прижатого к нему тела.

Рука Ли оказалась в его ладони, и он толкнулся в последний раз, чувствуя пробежавшую по всему телу волну. Глотнув ртом воздух, он уткнулся лицом в плечо Ли и застыл.

Ли задышал медленно и глубоко. Мышцы на его спине напряглись, и Гаара почувствовал прохладный воздух на груди, к которой раньше был прижат Ли. Он обвил рукой его талию и притянул к себе поближе. Оказавшись в неудобном положении, другая рука начала неметь, но по сравнению с тем блаженством, которое он испытывал, это была слишком незначительная мелочь.

«Наверное, я был не совсем прав, - подумалось ему. - Это нужно было не только Ли».

Ли сладко вздохнул. Гаара приподнялся и взглянул на его счастливое сонное лицо, с которого постепенно сходили напряжение и румянец.

Он поцеловал его в шею и прошептал три заветных, но по-идиотски коротких слова. Он научился произносить их пару лет назад. Услышав их, Ли был просто счастлив, но Гаара, лишенный большей части человеческих чувств, не понимал, что в них было такого и как что-то столь краткое и простое могло выражать одновременно боль, удовольствие, радость, волнение, свет и тьму, близость и расстояние, которое Ли однажды преодолел на пути к нему.

- Ммм, я тоже тебя люблю, - с сонной улыбкой пробормотал Ли в ответ.
- Отдохни, - прошептал Гаара, отдаляясь ровно на столько, чтобы выйти из его разгоряченного тела.

Он выдернул край простыни из-под матраса, и, к тому времени как все вытер, Ли уже начал засыпать.

На часах было десять утра. Гаара смотрел, как Ли постепенно погружается в сон. У него оставалась еще пара часов, чтобы выспаться, прежде чем нужно будет идти к Минне за детьми. Гаара очень хотел оставить его в постели на весь день, но Ли это только разозлило бы.

Гаара и сам с удовольствием провел бы следующие два часа в обнимку с Ли, наблюдая по его лицу за тем, как один за другим сменяются его сны, слушая его размеренное дыхание и биение сердца и просто нежась в тепле его тела. Ни о чем другом нельзя было и мечтать. Но ощущение чьего-то присутствия за дверью никуда не исчезло. Он мог и ошибаться, но, возможно, этот кто-то ждал его, и дело к нему было серьезное. Если не узнает сразу, все равно не сможет нормально отдохнуть. Работа зовет.

Гаара встал, накинул юкату и как можно тише вышел из комнаты. Хотя, судя по тому, как Ли засопел, он мог бы снарядиться в грохочущую кольчугу и с топотом выбежать, тот бы все равно ничего не заметил. Для шиноби Ли слишком крепко спал.

Гаара накинул на плечо тыкву и спустился по лестнице. Снаружи послышался голос. Гаара открыл входную дверь, и человек, несмотря на скрытое присутствие Казекаге, тут же вскочил с земли, чего и следовало ожидать от его личного охранника.

Он был одним из четырех АНБУ, чью ауру Гаара за годы их службы научился распознавать мгновенно. На его лице застыло непонятное выражение, что, однако, было не так странно, как то, что его лицо вообще было видно. На земле у его ног сидел Чиро, с любопытством разглядывающий маску изумленного АНБУ.

- Казекаге-сама... прошу прощения...

АНБУ явно разрывался между тем, чтобы как следует отдать честь и вырвать маску из рук ребенка.

- Что он здесь делает? - спросил Гаара, переходя сразу к делу.

Услышав его голос, Чиро поднял голову и подскочил. Надев маску, он подбежал к нему, путаясь в ногах, и не мудрено, ведь маска ему была слишком велика, и прорези для глаз, мало того, что были слишком узкими, еще и были слишком широко расставлены. Чтобы нормально передвигаться и сражаться с маской на лице, необходимы были годы тренировок и способность чувствовать чакру. Но Чиро, похоже, было все равно. Он остановился прямо перед Гаарой и глянул на него сквозь маску.

Гаара наградил АНБУ тяжелым взглядом, требующим немедленных объяснений, правда, тут же смягчился, заметив, что, еще немного, и тот сгорит от стыда. Гаара снял с Чиро маску и бросил ее благодарному шиноби, который тут же ее надел. Чиро проводил маску печальным взглядом, чуть надув губы, но ничего не сказал.

-...Тайдака-сан привела его. Она хотела вернуть его Ли-сану, но я сказал, что вас нельзя беспокоить, - наконец заговорил АНБУ. - Ребенок... Чиро... Она волновалась за него. У нее дома он просто забился в угол ни на что не реагировал и был очень расстроен. Похоже... ему уже лучше.

Голос АНБУ слега дрогнул, так как они оба глядели вниз на предмет обсуждения, который успел подойти к нему обратно и с надеждой смотрел на маску — от расстройства ни следа.

- Она хотела поговорить с Ли-саном... извиниться, но ей нужно было возвращаться, так как она оставила остальных детей на соседку. И я сказал, что отведу Чиро к вам, когда вы зако... освободитесь. И... прошу прощения за маску, она пугала его, и я... он сразу же успокоился, когда я ее снял.

Ну естественно, она его пугала. Узор на маске должен был вселять ужас в душу жертвы, а Чиро и так был уверен, что АНБУ за ним охотятся. Гаара не сердился на него за то, что тот снял ее, чтобы не ввергать ребенка в истерику. Двор был пуст, шиноби постоянно находился начеку, а Чиро был слишком мал, чтобы запомнить его внешность и выдать секретные данные о его личности вражеским шпионам.

Волновало Гаару другое, нечто смутное и неуловимое. Маска напугала Чиро. Но, когда АНБУ ее снял, Чиро надел ее на себя...

Чиро медленно повернулся, почувствовав на себе его взгляд. Он выглядел немного напуганным, но стоило Гааре указать на дверь, послушно побежал в дом и дальше — в кабинет.

Гаара кивнул, тем самым поблагодарив и отпустив АНБУ, который с облегчением скрылся в воздухе, и направился в свой кабинет, где Чиро привычно устроился в уголке под окном. Тот озирался по сторонам и что-то искал. Если это были карандаш и блокнот, то их он, скорее всего, оставил у Минне дома.

«Глупый ребенок», - подумал Гаара, однако виду не показал. Он приставил тыкву к стене и сел за стол.

- Чиро.

Тот, сжавшись, посмотрел на него, словно пытаясь понять, сильно ли он злится.

- Что случилось?

Чиро в ответ лишь смотрел на него пустыми глазами. Если он надеялся, что так избежит вопросов... Гаара решил не уступать и начал сверлить его немигающим взглядом, пока тот не отвернулся. Чиро встал и подошел к столу, оперся о его край и потупил глаза.

- Что случилось? - снова спросил Гаара.

Чиро засунул в рот палец, продолжая строить щенячьи глазки, но Казекаге этим было не пронять.

- Слушай, ты провел со мной два дня, и тогда было куда больше причин меня бояться. Что. Случилось.

Чиро скривился и что-то пробормотал. Гаара смог расслышать только слово «винить».

- Минне забрала тебя к себе домой и была очень добра. С какой стати ей тебя в чем-то винить?

На лице Чиро снова застыло отстраненное выражение. Причина была где-то на поверхности, но Гаара никак не мог ее уловить и еле сдерживал себя, чтобы не выдавить из ребенка ответ своим фирменным вселяющим ужас взглядом. Чиро, конечно, не был счастлив, уходя сегодня из дома, но и истерик не закатывал. Что могло произойти у...

- Ты познакомился с ее детьми, - сказал Гаара, наконец докопавшись до правды.

Он дождался, пока Чиро кивнет.

- Ты думал, они будут обращаться с тобой, как дети в Конохе.

Чиро кивнул, и Гаара снова заговорил, боясь упустить момент.

- Они ничего не знают о твоем отце, - сказал он, игнорируя то, как тот дернулся при одном его упоминании. - Ты можешь не волноваться об этом.
- Но они узнают, - еле слышно прошептал Чиро.
- Каким образом? Даже Минне ничего не знает.

Чиро лишь непонимающе на него посмотрел. Логика и дети — понятия несовместимые.

После долгой минуты молчаливых раздумий он, наконец, выдавил из себя:

- Кто-нибудь им расскажет.
- Кто? - тут же спросил Гаара, но у ребенка уже был ответ.
- Человек в маске.

Гаара нахмурился.

- Тот, который был с тобой во дворе?
- Нет, - лицо Чиро вдруг прояснилось. - Он хороший. Можно я еще с ним поиграю?
- Нет. У него много работы. Тогда тот, который поймал тебя, когда ты сбежал?
- Я не сбегал, - сказал Чиро, сверля его колено взглядом.
- А что ты делал?
- Не знаю...
- Как это ты не заешь?

Чиро изумленно округлил глаза, что окончательно убедило Гаару в том, что дети до шести лет не способны мыслить рационально и контролировать свои эмоции, даже когда от этого зависит их жизнь.

- Что этот человек тебе сказал?

Наверно, Чиро говорит о Тайдаке. Этот одним своим видом мог с легкостью напугать не только ребенка, но и взрослого.

Чиро молчал. В этот раз он не был похож просто на упрямого ребенка. Причина была куда сложнее и крылась у него в голове. Его молчание помогало сбежать от окружающего мира. Тайдака, скорее всего, спросил у него об отце. Он еще не скоро оправится от произошедшего.

- Чиро, - сказал Гаара не терпящим споров тоном, которым обычно отдавал приказы своим солдатам, - этот человек ничего им не расскажет. Он работает на меня и следует моим приказам, а я сказал ему молчать об этом.

Чиро моргнул и в первый раз посмотрел Гааре прямо в глаза.

О том, что «этот человек» - дядя детей, о которых шла речь, он решил не упоминать. Это только все усложнит. Хотя, даже если бы они были его родными детьми, Тайдака ни за что не раскрыл бы информацию, которую Казекаге приказал держать в секрете.

- Дети в Конохе узнали о том, что случилось, от своих родителей, но теперь ты в Суне. Мы находимся в сотне километров от них. Дети здесь ничего не знают о тебе, поэтому тебе нечего бояться сыновей Минны.
- Я их не боюсь, - нахмурился Чиро. - Один из них даже младше меня, а у второго очки.

Гаара попытался уловить связь, но так ничего и не понял.

- Если не боишься, значит, завтра снова пойдешь к Минне и будешь хорошо себя вести, - сказал Гаара, решив, что сегодня мог бы и приглядеть за мальчишкой, тем более, что с накопившимися делами он уже справился, но, если что, может поработать и ночью.

- Я не хочу, чтобы они мне что-нибудь говорили.
- Говорили что? Я же сказал, они ничего не узнают.

Похоже, Чиро это не убедило.

Гаара подпер рукой подбородок и посмотрел на ребенка.

- Разве тебе не хочется поиграть с ними? Подружиться?

В его возрасте Гаара убить был готов, чтобы завести друзей. В прямом смысле.

Чиро замотал головой, хотя и задумался перед этим на долю секунды.

Все оказалось куда хуже, чем можно было подумать. Ни он, ни Ли не смогут присматривать за ним постоянно. У них была работа, тренировки, задания... Каждый их день был очень загружен, и вписать в свое расписание ребенка было сложно. И теперь Гаара наконец понял, что имел в виду Ли, когда говорил, что просто усадить ребенка под окно и успокоиться не выход.

- Дети не будут над тобой издеваться, - попытался убедить его Гаара, - ты под моей защитой.

Чиро поспешно поднял на него глаза.

- Я Казекаге. В Суне это то же самое, что Хокаге. И в этой деревне ты мой гость, поэтому никто не посмеет тебя обидеть.
- Правда?..
- Да, - ответил Гаара, надеясь, что так оно и будет. Он понятия не имел, как поведут себя дети. Благодаря Чиро он понял, что на логику в общении с детьми рассчитывать не приходится. Он вспомнил детей из своего детства. Может, и правильно, что они боялись его, но в таком случае, нужно было или во всем ему подчиняться, или обходить стороной. Вместо этого они либо игнорировали его присутствие, либо называли монстром прямо в лицо, просили держаться от них подальше, а однажды закидали камнями. Только однажды. Дети плохо понимают, что значит опасность.

Он не знал, что деревенские дети думают о нем сейчас. Может, он был для них страшилкой, как и для детей Конохи? Или они боялись, но уважали его, как и их родители? Считали они его Казекаге, или он был для них ужасным Гаарой Песчаником?

Но Чиро не нужно было знать о его сомнениях. Ему нужна была его защита. Защита самого страшного чудовища в этой стране, куда страшнее детей Минне... Гаара не понимал, как такое вообще возможно, но, судя по всему, для Чиро это было нормально, как безжалостные убийства когда-то были нормальными для маленького Гаары.

- Люди в этой деревне уважают меня и следуют моим приказам, - медленно проговаривая каждое слово, продолжил Гаара, пытаясь четко донести свою мысль. - А еще они меня боятся. И ты это знаешь.

Чиро быстро закивал.

- Они будут тебя обижать, если ты скажешь им, что я на твоей стороне?

Ли бы точно не одобрил такого подхода, но Гаара понимал, что значит страх, и знал, как можно заставить людей держаться подальше. И если Чиро хочет, он ему в этом поможет.

- А если они расскажут АНБУ, где меня искать? - спросил Чиро, словно проверяя, на что еще он был способен. Гааре почему-то это даже понравилось.
- АНБУ не охотятся за тобой, - уверенно ответил он, но все же решил добавить, - и они меня тоже боятся.

Это впечатлило Чиро настолько, что он вцепился в край стола и чуть наклонился к нему с полными восхищения и доверия глазами. Странный ребенок...

- Когда-то я был самым могущественным оружием Суны, поэтому меня боятся и в других странах.

Некоторые из них даже наложили запрет на пересечение им их границ.

- Некоторые из жителей Конохи все же уважают меня, а некоторые даже считают своим другом, хотя и они не лишены страха. Ли – единственное исключение.

Еще Наруто, но это не считается. Даже такой испуганный и забитый ребенок, как Чиро, ни за что не поверит, что Наруто способен убить четырехлетнего ребенка.

- То есть, если я скажу им, что ты заступишься за меня, они не будут меня трогать? - спросил Чиро.
- Дети Минне? Да. Но, если ты не станешь им этого говорить и будешь вести себя приветливо, они с тобой поиграют, - сказал Гаара и сам подивился своим словам.

Чиро нерешительно на него посмотрел. И Гаара задумался над тем, что происходит. Зачем он это делает? Ради Ли? Ради этого мальчишки, который своим появлением разбудил дремавшие в нем кошмары и воспоминания? Ради того маленького монстра, которым он когда-то был?.. Он вообще не собирался общаться с этими детьми. Они были на попечении Ли, и он был готов помогать ему во всем, но все же считал, что лучше из того, что он мог для них сделать, - это не приближаться, чтобы не пугать и не нанести еще большую травму. Но Чиро в этот план вписываться не хотел.

Это, конечно, не значило, что Гаара был обязан с ним разговаривать. В идеале Чиро просто нужно было время, чтобы оправиться от случившегося и вернуться в норму, о которой сам Гаара мало что знал. Он сделает только хуже. Он слишком сильно реагировал на любые раздражители и не любил сближаться с людьми. В отличие от Ли, который любил говорить:

«Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть!»

Если бы не этот девиз, он никогда бы не решился поцеловать Гаару, несмотря на бушующий в пустыне и его душе ураган.

- Вот что я тебе скажу, - сказал Гаара. - Дай сыновьям Минне шанс. Поиграй с ними. Да, они могут не сразу тебя принять, но это нормально.

Дети шиноби росли в специфических условиях, и определенная доля жестокости в их играх присутствовала.

- Если позволишь им, они станут твоими друзьями. А если нет, если они вдруг начнут винить тебя в том, что сделал твой отец, покажи им это.

В дальнем углу с характерным звуком из тыквы вылетела пробка. Чиро испуганно распахнул глаза, наблюдая за тем, как струйка песка медленно перелетела в руку Гаары, однако плакать и кричать от страха не стал. Наверно, Гаару это должно было насторожить, но вместо этого он лишь одобрительно кивнул. Внутри Чиро жил страх, но трусом он не был.

Горстка Песка свернулась у него на ладони в спираль и превратилась в уменьшенную копию тыквы. Гаара протянул ее Чиро, и тот, ни секунды не сомневаясь, взял ее.

- Если будут издеваться, покажи им это и скажи, что ты под защитой Гаары Песчаника. Скорее всего, твоими друзьями после этого они не останутся, но и ничего плохого не сделают.

С благоговейным молчанием Чиро не сводил глаз с миниатюрной тыквы. Гаара заглянул в ящик стола, затем пробежал глазами по стойке с оружием и наконец остановил взгляд на кожаном ремешке, скреплявшем несколько сюрикенов вместе. Их он воткнул в деревянную стойку, а освободившийся ремешок обвязал вокруг тыквы и повесил на шею Чиро.

- Завтра можешь смело идти к Минне.

Чиро нерешительно на него посмотрел, но что-то в выражении лица Гаары подсказало ему, что простое «не хочу» вряд ли поможет, поэтому он молча кивнул и сжал песочную фигурку в ладони.

- Молодец, - сказал Гаара и протянул ему чистый свиток и карандаш, подбородком указав на место у окна. Тот послушно взял все для рисования и вернулся в свой уголок, где принялся тщательно вырисовывать тыкву. Гаара же вернулся к незаконченному письму для Цунаде, однако то и дело ловил себя на мысли, что не представляет, как будет объяснять Ли, что же висит у его племянника на шее.

Следующая →

@настроение: ви ар бэк охохо

@темы: фанфик, Наруто, Дипы, Гаара/Ли, bl, Kindred

URL
Комментарии
2015-09-30 в 00:54 

Quicksilver_Fox
MayRingo, сумасойти, что я вижу! продолжение! :ura::ura::ura: я почти забыла это ощущение, когда фик неторопливо поглаживает мое фанонное представление о персонаже) а если учесть, что представление о повзрослевшем Гааре Дипами, в основном, и было давным-давно сформировано, и я получила еще кусочек этой вселенной... Гаара, и забота, и дети, и попытки подобрать правильную логику и объясниться) мимими спасибо-спасибище за перевод!:red:
ви ар бэк охохо вэлкам!:squeeze:

2015-10-01 в 22:39 

Vik Takanori
Спасибо большущее за перевод!!!

2015-10-03 в 19:06 

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Quicksilver_Fox, я сама до сих пор своим глазам не верю, и стыдно, и смешно :gigi:
Я, признаюсь, тоже воспринимаю персонажей сугубо через дипы. Прочитав финальную главу манги, я была даже несколько возмущена тем, что парни не оказались вместе. Возмущена даже больше, чем прилизанной прической Гаары :facepalm:

вэлкам!
О да, спасибо :dance2:

Vik Takanori, не за что, и... спасибо, что еще с нами

URL
2015-10-14 в 14:01 

Amiravin
Истинная красота подобна солнечному свету... даже закрыв глаза, ты ее почувствуешь
О, какая вещь!!! :ura: Сиквел дипов! я в восторге просто. Гаара тут потрясающий, Ли тоже, а пара из них вышла изумительная. :heart::heart::heart: А теперь еще и дети появились.
Спасибо за перевод! Очень жду продолжение! :woopie:

2015-10-16 в 08:38 

Lavender Prime
Сложные проблемы всегда имеют простые, легкие для понимания неправильные решения
Большое спасибо, что не бросаете перевод этого чудесного текста!!!

2015-10-16 в 22:09 

ритмичный вирус Шопена
Shush... Don't distract me with your logic!
ваааа! спасибо большое за перевод :heart::heart:
ужасно рад, что нашел перевод сиквела *О*

2015-10-19 в 23:07 

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Amiravin, обожаю здесь всех героев, даже второстепенных, даже оригинальных :yes: Кто-то, может, скажет, что банально вписывать детей в жизнь отп, но я скажу, что это просто супер.

Lavender Prime, если я его брошу, ко мне ночью будут являться минимум две крайне рассерженные тени. Мое сердце этого не выдержит :alles:

ритмичный вирус Шопена, у меня бы от таких новостей случился микроинсульт, но все же жаль, что это не трилогия

URL
   

Apple orchard

главная