23:08 

Часть 11

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Название: Семейные отношения
Автор: Maldoror
Переводчик: MayRingo
Бета перевода: Yasia2506
Персонажи: Ли/Гаара, OC
Жанр: драма, ангст, ER
Рейтинг:
Размер: макси
Статус: закончен, перевод в процессе
Содержание: Ли и Гаара уже давно живут вместе. Только вдвоем. Пока однажды Ли не приносит из Конохи две неожиданные проблемы.
Примечание: сиквел "Дипломатических отношений"
Оригинал: Kindred
Разрешение на перевод: получено
Дисклеймер: Масаши Кишимото
Размещение: пожалуйста, не надо

← Предыдущая

День восемьдесят первый. 08:00


Гаара разрешил себе отдохнуть первый раз за последние три дня. Он стоял на крыше командного центра, где его и нашел Тайдака.

- Казекаге-сама.

Шаркнув о перила, Гаара обернулся, отводя взгляд от распростертой перед ним пустыни.

- Раскололись?

Последнее время только этим вопросом он и встречал командира АНБУ.

Пленных оказалось трудно сломить. Тайдака и его люди сумели получить от них кое-какую информацию, но она мало что проясняла и вполне могла оказаться хорошо продуманной ложью.

- Еще нет, но вскрылись новые факты. Это адресовано Вам, - отчеканил Тайдака и протянул ему свиток.

Его успели вытащить из тубы, края пергамента были потрепаны и надорваны, кое-где виднелись надрезы. Гаара удивленно посмотрел на командира: все адресованные Казекаге послания обязательно проверялись, но крайне редко настолько тщательно. Он развернул свиток, посмотрел на подпись и сразу же понял, в чем дело. Письмо было от Рока Кацуро.

Гаара перевел взгляд в начало письма, где увидел собственное имя.

«Гааре, Пятому Казекаге Сунагакуре, с глубочайшим уважением.

«От своих старших товарищей я узнал, что на Вашу деревню было совершено нападение. Спешу заверить Вас, что намерения злоумышленников были мне не известны, и никакого отношения к ним я не имею. Как шиноби я полностью смирился с последствиями принятых мною решений, в том числе с тем, что никогда более не увижу своих сыновей. Я вверяю заботу о них в руки Рока Ли с надеждой на то, что под его защитой они станут достойными шиноби и однажды смоют позор, который я навлек на нашу семью и клан.»


За подписью Рока Кацуро под этим коротким посланием следовал знак джонина и волнистые линии Деревни Скрытого Тумана.

- Любопытно, - проворчал Тайдака.

Больше добавить было нечего. После вскрытия они и так знали, что нападавшие были из страны Тумана, это подтвердилось в первый же день допроса двух выживших пленных. Похоже, Коноха может прекратить поиски беглого джонина.

Обдумав прочитанное, Гаара посмотрел на АНБУ.

- Веришь ему?
- Скажи предатель, что пустыня безводна, я ему не поверю, - без раздумий ответил Тайдака с улыбкой, исказившей покрытое шрамами лицо. - Дело принципа. Но в данном случае уверен, что он просто боится Вас. Он готов сказать что угодно, лишь бы Вы не выследили его и не убили, если на него падут подозрения.

Как раз Рока Кацуро Гаара начал подозревать в первую очередь, когда выяснилась его связь с похитителями. Но Чиро и Аки имели право однажды заставить отца заплатить за предательство и смерть их матери. Или просто забыть о нем. Гаара понимал, что лишать их выбора было нельзя. Ему самому так и не удалось встретиться лицом к лицу со своим отцом и либо окончательно разорвать с ним все связи, либо узнать, что же скрывалось за действиями предыдущего Казекаге. Гаара был рад, что его убили, но было бы неправильно лишать Чиро и Аки возможности сравнять счет.

- Нужно переговорить с Туманом, - сказал Гаара, сворачивая пергамент.
- Да. По правде говоря, их представитель оказался у наших ворот полчаса назад. Он и принес письмо. Сказал, что хотел бы встретиться с Вами как можно скорее.

Гаара с одобрением отметил, что Тайдака заставил посла прождать довольно долго, изучая свиток и, скорее всего, посылая за Темари.

- Явился с малым сопровождением. Все находятся под нашим наблюдением. Говорит, что прибыл с дипломатической миссией.
- Не повезло ему, - ответил Гаара, направляясь к чердачному люку. - На дипломатию я сегодня не настроен.


День восемьдесят первый. 09:00


Позади одностороннего стекла свет неоновой лампы освещал голые бетонные стены подземной камеры. С одной стороны над столом с различными медицинскими инструментами торчал кран, вода из которого методично капала в миску с обеззараживающим раствором и парой сенбонов. Для пущего эффекта не хватало только стекающей со стен крови, но Гаара прекрасно знал, что на них не было и капли: допросы всегда проходили очень чисто.

Вошедший посол, некий Сузаку Дайки, обладал недюжинным самоконтролем, но Гаара лучше любого сенсора различал страх. Он был уверен, место для встречи с Казекаге Сузаку не нравилось. Еще меньше ему нравилось то, что в камере за стеклом находился человек, похитивший Чиро.

- Казе... - дорогу ему тут же преградили Тайдака и его АНБУ.

Гаара стоял в противоположном конце комнаты. Предыдущий Казекаге всегда предпочитал находиться на безопасном расстоянии от других людей, кроме своей личной охраны. Темари предложила сегодня последовать его примеру. Никакой угрозы Гаара для себя не видел, но скрытый в этом намек для иностранного посла ему нравился.

Гаара находился рядом со смежной камерой с заключенным, Темари стояла по левую руку. Посол был не рад видеть ни ее, ни маленький веер у нее в руках. Пусть в бою она использовала большой, с его уменьшенной копией она тоже умела делать жуткие вещи. Справа от Гаары Ли в третий раз перечитывал письмо Кацуро.

- Казекаге-сама, спасибо, что согласились встретиться со мной в такое напряженное время, - заговорил Сузаку. - От лица Мизукаге я бы хотел выразить благодарность за приверженность союзу наших деревень на протяжении последних...
- Это ваше.

Посол перевел взгляд на мужчину за стеклом, на которого небрежным жестом указал Гаара. Узник был без сознания, связан, с кляпом во рту и выглядел не самым лучшим образом, несмотря на то, что на данном этапе допрос проводился только посредством гендзюцу и воздействия на акупунктурные точки.

- Казекаге-сама, в надежде на справедливый...
- Ближе к делу, - тихо перебил Гаара голосом, колючим, словно сенбоны.

Перечитав письмо, Ли туго свернул свиток и посмотрел на посла в ожидании.

Сузаку был профессиональным дипломатом и отлично умел проводить переговоры. На его лице не отразилось и тени неуверенности. Он молчал лишь две секунды и вновь продолжил:

- Казекаге-сама, уверен, Вам знакомы наши правила посвящения в джонины.

Веер Темари шумно раскрылся, и посол напрягся. Обмахиваясь, та неприятно улыбнулась.

- То есть Вы утверждаете, что те трое проходили испытание, чтобы стать джонинами Тумана?

В деревне Скрытого Тумана все было не как у остальных. Обычно шиноби получали звание джонина согласно своим заслугам, боевому опыту, общим навыкам и серии внутренних тестов своих деревень. Смерти были редким явлением. Но в Тумане для своих людей не делали ничего. Чуунины выбирали испытание самостоятельно и, пройдя его, возвращались с докладом. Если результат был впечатляющим и демонстрировал их способности с лучшей стороны, они становились джонинами. Испытанием могло быть, что угодно: обворовать Дайме, похитить важного человека или завладеть его секретами. Также можно было напасть на чужой патруль и одолеть его сопротивление. Суну обычно обходили стороной, потому что местность была слишком суровой для жителей болот. Поэтому на памяти Гаары подобных инцидентов не было, но о существующей традиции он слышал. Так как целью было лишь снискать славу и продемонстрировать свою силу, а не затевать серьезный конфликт, шиноби Тумана в заносчивой манере старались не допускать серьезных ранений своих оппонентов. Такой обычай раздражал другие деревни, но слишком настойчивое недовольство расценивалось как слабость и неспособность защитить собственную территорию. Поэтому они лишь терпеливо ждали случая, когда их люди побеждали в битве с Туманом, и с удовольствием отправляли пленных чуунинов домой с ехидным посланием вроде «Это, случайно, не ваше?». Гаара не знал, что происходило с теми, кто не проходил испытание и позорил себя. Если Туман оставался верным себе, таких, скорее всего, ждала смерть.

- Темари-доно, я не «утверждаю». Информация о всех чуунинах, проходящих испытание, находится в открытом доступе. В этом легко можно убедиться. Вы, конечно, знаете, что задание они выбирают себе сами. Их цель также сама по себе является частью испытания. Слишком легкое показывает их малые возможности, за непосильное придется заплатить. Чтобы стать хорошим лидером...
- Вот только мало кому известно, что иногда чуунинам подсказывают, какое испытание выбрать, чтобы помочь Туману достичь определенных целей одновременно с...
- Прошу прощения, Темари-доно, но вынужден это отрицать.
- Извинения приняты, Сузаку-доно. Я и не ожидала, что вы признаете это, - ответила Темари, мило улыбаясь.

Разговор приносил ей немалое удовольствие.

- Одним из условий является невмешательство во внутренние дела других скрытых деревень...
- Но уж если они вмешаются, то чтобы никто не заметил, - проворковала Темари, обмахиваясь веером.
- Нет, Темари-доно, мы не прощаем таких преступлений. В том, чтобы подстеречь чужой патруль и затеять, эм, дружеский поединок, нет ничего плохого, если обходиться без жертв. К такому соглашению мы пришли уже очень да...
- Мы все не раз просили вас прекратить, а вам хоть бы что, - резко перебила Темари. - Не очень похоже на соглашение...
- Однако уверяю Вас, нападения мы не планировали. Эти заблудшие молодые люди совершили большую ошибку, но разве они не следовали основному правилу не причинять вреда?

Темари поджала губы, прикрывшись веером. Насколько Гаара понимал, посол выиграл этот раунд в их словесной битве.

- Один из детей потерял сознание! - воскликнул Ли. - Это недопустимый риск для жизни невинного...
- Наверно, ударился и упал при столкновении. Разве вы не учите детей правильно падать? - с улыбкой спросил Сузаку.

Щелчок веера не предвещал ничего хорошего.

- Снотворное могло серьезно навредить Чиро, - сказал Гаара.

Его голос был спокойным, как вода в миске с сенбонами; Ли подавил свое возмущение, веер Темари застыл.

Посол перевел на него тревожный взгляд. Темари была достойным противником, но он прекрасно знал, от кого исходила настоящая опасность.

- Этот ребенок не часть Суны. Его судьба не должна Вас заботить.
- Теперь он ею стал, - ответил Гаара.

Ли коснулся его спины, пытаясь предостеречь от всплеска эмоций.

- О, рад слышать, - быстро ответил Сузаку. - Видите ли, я, кажется, понимаю, почему мальчика пытались забрать. Из письма, которое я передал, Вам должно быть известно, что его отец, Рок Кацуро, нашел убежище в нашей деревне. Он...
- Убежище, - с сарказмом повторила Темари.
- Да. Мы всегда рады принять шиноби, которые вынуждены были покинуть свой дом, - мягко ответил посол.

Что было правдой. Кровавый «выпускной экзамен», на котором детей заставляли убивать друг друга ради звания генина, был отменен после инцидента с Забузой, но такой подход Тумана был типичен и для всего остального, чем они даже гордились. Однако из-за этого деревня постоянно испытывала недостаток в людях. Шиноби Тумана были крайне опасны, но по понятным причинам их было не так уж и много. В отличие от других деревень, они не гнушались беглых ниндзя, чтобы пополнить свои ряды. Какими именно способами они обеспечивали их верность, было известно лишь Мизукаге и его приближенным. Гаара слышал, что предавали Туман крайне редко. Теперь стало доподлинно известно, кто стоял за предательством Кацуро, однако они вполне могли отрицать любые обвинения в свой адрес, утверждая, что лишь приютили его. Договоров об экстрадиции шиноби между скрытыми деревнями не существовало.

- При чем здесь Кацуро? - с болью в голосе спросил Ли.

Песок в тыкве угрожающе зашевелился.

Посол оглядел Ли так, словно только что заметил и не понимал, что тот вообще здесь делал. Ответ его прозвучал надменно и был обращен к Темари и Казекаге.

- Ни при чем. Однако он волновался за своих детей. Боялся, что Коноха заставит их ответить за...
- Что?! Коноха никогда бы...

Темари отклонилась назад и быстро ткнула Ли веером, прерывая на полуслове.

- Так как его сыновья оказались здесь, опасения Кацуро можно понять, - заметил Сузаку.

Ли поморщился. Песок закружился быстрее.

- Трое чуунинов остались не равнодушны к переживаниям Кацуро, своего нового товарища и ценного шиноби нашей деревни. Скорее всего, они захотели воссоединить отца с детьми, выбрав этот достойный поступок в качестве испытания собственной силы и умений скрытно проникать на чужую территорию.
- Вот как, - сказал Гаара.

Бесцветный тон его голоса заставил Сузаку напрячься.

- Странно, что похитили только одного.
- Да, Кацуро, наверно, нет дела до младшего, - сказала Темари. - Какой любящий отец, правда? Слышала, и муж из него никудышный.

Гаара и его люди отследили все действия похитителей. Те незаметно пробрались в Суну под видом торговцев Страны Воды. Здесь они прожили неделю, выясняя местоположение детей; при обыске также были обнаружены записи о передвижениях Гаары и Ли. То, что дети живут с Казекаге, должно быть, оказалось для них неприятным сюрпризом. Выкрасть их из его дома было почти невозможно. Заметив Чиро рядом со своей гостиницей, играющим в окружении лишь кучки детей и без присмотра, они отреагировали быстро, не желая упускать такую возможность. Слишком быстро. Естественно, при таком раскладе похитить удалось бы только одного ребенка, но этого было достаточно. Для настоящего воссоединения семьи нужны были оба сына, но хватило бы и одного, чтобы обеспечить беспрекословную верность Кацуро. Вина за смерть жены могла заставить его пересмотреть свое решение, но страх за плененного сына не дал бы ему этого сделать.

Нападавшие были готовы к преследованию. Они заранее позаботились о снаряжении и дзюцу для быстрого исчезновения за стенами Суны. Гаара мрачно заметил, что готовились они в основном к защите от техник тайдзюцу. Они были уверены, что единственным их преследователем будет Ли. В этом они просчитались, но винить их в неосмотрительности было сложно. С какой стати Казекаге бросаться в погоню за детьми из другой деревни? Ли – их дядя и был просто обязан защитить их. Для Суны же мальчики были никем. Они не принадлежали к древнему роду, не были многообещающим воинами, а были лишь паразитами, живущими за счет чужой страны, к неудовольствию Казекаге навязанными ему его любовником из чувства долга.

Такой была логика шиноби. Эмоции всегда держались под строгим контролем, любовь считалась слабостью и была далеко не на первом месте. В каждой деревне, даже в Конохе, на экзамене на чуунина детей заставляли выкладываться на полную на благо своих кланов и страны. Таков был пусть ниндзя. Он же был причиной кровавой бойни между детьми Тумана за звание генина. Он был причиной того, что Третий Казекаге сделал с собственным сыном...

Гаара провел последние три ночи без сна, в раздумьях патрулируя спящие улицы Суны. Он чувствовал, что спонтанное решение усыновить детей было правильным для Ли, мальчиков и него самого. И все же Гаара понимал, что искалеченный монстр, для которого любовь все еще была неизведанной территорией, совсем не подходит на роль опекуна.

Пусть в основном забота о детях будет лежать на плечах Ли, ошибки с его стороны были неизбежны. Но он точно никогда не станет таким, как отец. Суна больше не будет жертвовать своими детьми ради власти и выгоды, о чем с сожалением узнает каждый, кто посмеет причинить вред Чиро, Аки или любому другому маленькому жителю деревни.

В гнетущей тишине был отчетливо слышен шорох песка, заточенного в своем сосуде.

- Не могу не заметить Ваш гнев, Казекаге-сама, - сказал Сузаку, тщательно подбирая слова. - Но прошу, не забывайте, что Туман не связан с этим нападением.
- Но вы здесь.
- Мы получили от Вас сообщение о нарушении границ Суны нашими людьми. Осознавая всю серьезность ситуации, я немедленно направился искать встречи с Вами. Но моей целью было лишь доставить послание Рока Кацуро и заверить Вас в отсутствии дурных намерений с нашей стороны. Посвящение в джонины всегда содержит в себе риск неудачи и гибели. Эти люди теперь в Вашей власти.
- Так и будет все отрицать, - прошептала Темари, прикрываясь веером, чтобы слышал только Гаара. - Знает, что ничего не докажем.
- Я лишь прошу Вас либо совершить над ними справедливое правосудие, либо передать их в деревню Скрытого Тумана, где они будут осуждены за то, что не смогли пройти испытание и поставили под удар отношения между нашими странами, - сказал Сузаку.
- Просите, - повторил за ним Гаара.

Лицо Сузаку было словно высечено из камня, но под повязкой на лбу выступили капли пота.

- От лица моего народа я приношу Вам наши извинения. Теперь Вы знаете правду. Эти двое больше ничего не смогут рассказать, и дальнейший допрос может быть... не правильно понят.

Гаара перевел взгляд на Темари.

- Боитесь, что под пытками они расскажут много интересного, - спросила Темари, и отвечая на не озвученный Гаарой вопрос, и пытаясь спровоцировать посла.
- Подобные действия будут расценены как враждебные.
- Ну что вы, кто же пойдет на такие зверства только ради сведений о другой деревне, - ответила Темари.

Ли до хруста сжал письмо в руке.

Несмотря на явное недовольство Ли и раздражение сестры, Гаара не мог себе позволить развязать войну с Туманом. Он встретился взглядом с Ли и качнул головой в сторону двери. Тот сразу все понял. По непонятной причине Сузаку странно заулыбался. Проходя мимо посла к выходу, джонин всучил ему письмо, и тот поморщился от удара в грудь.

Щелкнув в воздухе, веер Темари снова оказался на уровне ее лица, и Гаара прислушался.

- Думает, ты хочешь с ним договориться и отпустить пленников, потому отправил Ли за дверь, чтобы Коноха ничего не узнала, - прошептала Темари, зная, как плохо младший брат разбирался в дипломатических интригах. В сложных ситуациях Темари и ее веер оказывались неоценимы.
- Я отпущу их, - громко сказал Гаара, чтобы все слышали.

Тайдака молча подошел к двери в смежную камеру. Темари отвернулась от посла. Даже без ее подсказки Гаара понимал, что Сузаку был рад, может, даже злорадствовал. Сестра, улыбнувшись, сказала:

- Делай, что должен.

Она направилась к двери. Ее помощь больше была не нужна. Посол, немного растерявшись, поклонился ей, но Темари уже прошла мимо, даже не взглянув на него.

В комнате повисло молчание, звук капающей из крана в смежной камере воды напоминал тиканье бомбы. Песок в тыкве успокоился. Гаара пристально смотрел на стену в полуметре от Сузаку, игнорируя его напряжение. Его мысли заполнила темнота и желание, которое никто из людей не был способен понять.

- Казекаге-сама? - наконец спросил Тайдака, вытянувшийся в струнку у двери в камеру.
- Правую руку.
- Как сильно?
- От пальцев до плеча. Сломать каждую кость три раза. Остальные раны залечить. Пусть все увидят, что бывает с теми, кто покушается на то, что принадлежит мне.
- Есть.

Гаара повернулся к выходу. Посол отступил назад, уступая дорогу.

Темари успела отправиться по делам, в которых Гаара мало что понимал. Ли ждал на улице. Гаара остановился в дверях, пытаясь развеять окутавший его мрак. Создание, живущее внутри, предвкушало чужую боль и радовалось тому, что это поможет защитить его семью, друзей, деревню, ее жителей и его дом. Но в глубине души он желал вернуться, убить заключенных, посла и всех людей, связанных с Туманом.

Ли подошел к нему и за руку вывел на улицу. Гаара послушно пошел за ним домой, радуясь, что Ли не было рядом, когда он выносил приговор, и не только потому, что это разбудило бы в том неприятные воспоминания. Ли любил его всякого, даже когда он пугал всех остальных, но все же Гаара старался ограждать его от своей темной стороны, которая не знала ни жалости, ни прощения. Конечно, Ли был шиноби, и если бы Коноха приказала убить этих людей, он бы без раздумий повиновался. Но... Гаара не хотел, чтобы Ли видел, как он отдает этот приказ, и, к счастью, тот все понимал.


День восемьдесят первый. 19:00


Гаара спрыгнул на два этажа вниз и пробрался в свой кабинет через окно. Так было быстрее, чем через входную дверь. Яркий свет и оживленные голоса привлекли его на кухню. Канкуро, присматривавший за детьми, пока делегация Тумана не отбыла, ушел пару часов назад. В доме были только Ли и мальчики.

Гаара оставил тыкву в коридоре и встал в дверях, прислонившись к косяку. Он наблюдал за тем, как Ли помогал Аки донести ложку до рта или хотя бы близко к нему. Подхватив кусок вареной моркови до того, как тот упал на столик детского кресла, Ли поднял на него взгляд.

- Ты вернулся, - он говорил спокойно, но темные глаза внимательно его изучали. - Хочешь есть?
- Сегодня была моя очередь готовить.

Голос Гаары прозвучал странно хрипло и словно откуда-то издалека.

- Да, помню. Я думал, ты занят. Можешь сделать это завтра.

Занят. Можно было и так сказать. Большую часть дня Гаара провел на крыше, пытаясь усмирить эмоции до того, как они вырвутся наружу, и он сделает то, о чем не будет жалеть, что бы из этого не вышло. Он снова стал самим собой, спокойным и уравновешенным, с запертыми на замок чувствами. Больше ничего им не угрожало, пленных увели, нежеланных гостей больше не было. Можно спокойно жить дальше.

Гаара сел за стол и отмахнулся от предложенной тарелки. Он не был голоден.

- Чиро.

Мальчик оторвался от своего йогурта и с ложкой во рту поднял на него взгляд.

- Мы хотим вас усыновить. Возражения будут?

Чиро непонимающе на него смотрел. Он удивительно быстро оправился от произошедшего, хотя из всего помнил только укол дротика и то, как очнулся больнице. Ли сказал ему, что шиноби из другой деревни хотели его украсть, но они с Гаарой их остановили. Чиро воспринял это легко и без вопросов, но на следующий день, оставшись с Гаарой наедине, спросил:

- Плохие люди умерли?

Гаара ответил, что пока нет, но к Чиро они больше никогда не приблизятся. Мальчик кивнул и ушел играть под подоконник, предпочитая одиночество новым друзьям. Но долго это состояние не продлилось, и уже через три дня он вновь стал нормальным. О Кацуро Чиро не спрашивал. Должно быть, и подумать не мог, что его отец может быть в этом замешан. И все же однажды эта мысль придет ему в голову, и Гаара поделится с ним тем немногим, что знал сам, и своими мыслями на этот счет.

- А как же Кацуро? - спросила его Темари несколько часов назад. - Я абсолютно уверена, что эти сволочи из Тумана прекрасно обо всем знали, и пусть мы не можем доказать... Наверняка, они попытаются сделать это снова, но Кацуро...
- Для меня его больше не существует, - ответил Гаара.
- Но что, если он не поймет суть нашего, эм, послания? Что, если решит...
- Попадется мне на глаза – умрет.

Темари внимательно на него посмотрела и посоветовала отдохнуть. Так Гаара и провел на крыше большую часть дня, пытаясь совладать с собой. Теперь, когда у него это получилось, и инцидент был исчерпан, осталось решить последний вопрос.

Чиро все смотрел на него пустым взглядом. Аки пытался засунуть кусок моркови себе в нос – разговор с ним подождет еще несколько лет. Слева от Гаары Ли издал какой-то странный звук и уткнулся лицом в ладонь.

- Что ж, начать разговор можно и так, - сказал он с усмешкой и принялся выуживать морковь из рук Аки.

Гаара снова обратился к Чиро:

- Ты понимаешь, что это значит?

Тот неуверенно облизал ложку.

- Это значит, что вы будете жить здесь, пока не повзрослеете.

В коротком письме Цунаде дала им свое разрешение. Родственники Ли, скорее всего, тоже не будут возражать. Не стоит.

Чиро перевел взгляд на Ли, затем – снова на Гаару.

- Вы будете жить в Суне. Ты не против?

Мальчик наконец вынул ложку изо рта.

- Эм... а? - нерешительно выдавил из себя он.

Ли и Гаара обменялись обреченными взглядами.

- Подумай хорошенько, - сказал Гаара, решив подступиться в последний раз. - Быть воспитанником джонина Конохи и Казекаге предполагает определенный уровень дисциплины. У Ли будет все больше и больше заданий. Иногда и у меня тоже. Вам с Аки придется оставаться с няней по несколько дней подряд и вести себя как следует.

Чиро неуверенно на него посмотрел и снова принялся за йогурт. Через месяц ему исполнится пять лет. Он еще слишком мал для принятия важных решений. Сам Гаара был не многим старше, когда решил посвятить жизнь убийству людей, но вряд ли их можно было сравнивать. Снова переглянувшись, они с Ли решили повременить с разговором. Пусть Чиро решит, когда подрастет. Например, когда настанет пора поступать в Академию. Если захочет, можно будет отправить его на обучение в Коноху. Там у них было много знакомых, которые смогут присмотреть за ребенком и которые были достаточно, по мнению Гаары, сильны, чтобы при необходимости защитить. Которые не будут напоминать ему о прошлом. Хотя Гаара надеялся, что до этого не дойдет. Ли станет скучать по нему, а после нескольких лет под одной крышей – и Гаара тоже.

- Я рад, что вы будете жить с нами, - торжественно заявил Ли.

Чиро оторвался от йогурта и улыбнулся, немного робко, но это уже был шаг в правильном направлении. Отлично. Все наладится. Осталась одна деталь.

- И еще. Я теперь буду спать с Ли.

Ли замер. Чиро, удивленно заморгав, посмотрел на Гаару.

- А?
- Мы с ним любим друг друга и обычно спим вместе.

Гаара проигнорировал приглушенный стон Ли. Зачем подбирать слова, если смысл в итоге один и тот же?

Новость Чиро не шокировала. Скорее всего, он просто ничего не понял. Гаара подождал ответа. А потом еще немного. Мальчик отложил ложку и неуверенно посмотрел на Ли, однако не стал спрашивать, как так «любят» и почему нужно вместе спать. И Гаара решил, что торопиться не стоит, пусть лучше Чиро сам спросит. Рано или поздно он начнет что-то подозревать, и когда в его голове созреет вопрос, он снова обратится к Гааре в уединении его кабинета. А Ли удастся избежать неприятного разговора. Крайне неприятного: уже сейчас джонин покраснел, как помидор, и так сосредоточился на кормлении Аки, словно отрабатывал сложнейшее дзюцу.

- У тебя теперь будет собственная кровать, - продолжил Гаара. - С Ли ты ночевал временно. Скоро ты вырастешь; нельзя спать у нас вечно. Мы приготовили для тебя отдельную комнату рядом с нашей, чтобы тебе...
- Комнату?!

Гаара замолчал. Он был готов к капризам и спорам, а вместо этого увидел, как глаза Чиро радостно заблестели. Такого он не ожидал. Люди слишком непредсказуемы.

- У меня будет своя комната? - восхищенно спросил Чиро. - Без Аки? Только моя?

Судя по выражению лица, Ли тоже был озадачен.

Ребенок радовался, а Гаара совсем потерял нить разговора.

- Да, Чиро, если хочешь, - пришел на помощь Ли. - У нас есть еще одна свободная комната, можем обустроить ее для Аки. Не знаю, правда, куда перенести коробки и снаряжение... Но это не проблема. Нам повезло, что этот дом построили специально для Казекаге и их семей.

Гаара сверлил взглядом скрещенные на груди руки. Слово «семья» все еще давалось ему нелегко, хотя он и связывал его с Темари, Канкуро, Ли, а теперь и с мальчиками. Ли произнес его так легко, словно ничего необычного в нем не было. Гааре же оно напомнило о жестоком отце и предсмертных словах дяди... Казекаге и его семья... В этот раз все будет по-другому.

- И я смогу хранить там все свои вещи? - чуть ли не задыхаясь от восторга, спросил Чиро. - Правда? Она будет только моя? Да? У Матто есть своя комната, а Юудай спит с родителями, потому что младше Матто. Я ведь старше Аки, и комната будет моя, да? И своя кровать, и... А можно мне щенка?
- Эм, нет, Чиро. Боюсь, собака с Гаарой не уживется.
- Но щенок может жить у меня в комнате.
- Так нельзя. Понимаешь...

Гаара молча слушал их разговор. С послом Тумана было куда проще. Аки, чувствуя оживление, возбужденно что-то бормотал. Чиро пытался добиться у Ли разрешения уже сегодня спать в своей комнате, будто боялся, что они передумают. Гаару удивляло, что ребенок не забился в истерике от такого предложения. Но, вспомнив свое детство, он вдруг подумал: возможно, Чиро было нужно нечто более осязаемое, чем разговор об усыновлении, чтобы понять, что в этом доме для него есть место... Ли отвечал на его вопросы и пытался успокоить Аки, будто делать два дела одновременно было для него совершенно естественно. Его улыбка сияла, словно солнце после песчаной бури.

Гаара совсем не удивился, когда Чиро отвоевал свое право ночевать отдельно. Уже через час Ли укладывал его спать на раскладушку в отдельной комнате. Позже, глубокой ночью, покончив с делами и поднявшись в наконец-то снова принадлежащую ему спальню, Гаара также без удивления обнаружил Чиро, мирно спящим рядом с Ли, который глядел в потолок, освещенный тусклым светом ночника; Чиро не мог без него заснуть.

Ли удрученно улыбнулся:

- Он уже крепко спит, отнесу его обратно...

Гаара покачал головой. Он не собирался сегодня спать. Понадобится еще пара дней, чтобы снова войти в привычный режим, да и Аки тоже нужно было для начала переселить. Правда, после трех тяжелых бессонных ночей ему хотелось просто полежать рядом с Ли и отдохнуть. Чиро можно и подвинуть или переложить на другую сторону кровати. А проснется и раскапризничается – его проблемы. Переживет, с ним бывало и не такое. А завтра... Что ж, этот день еще не наступил. Гаара поочередно оглядел Аки, Чиро и Ли. Было странно находиться всем вместе в одной комнате посреди большого пустого дома. Завтрашний день вдруг показался ему не таким уж и далеким.


Конец



Следующая →

@темы: фанфик, Наруто, Дипы, Гаара/Ли, bl, Kindred

URL
Комментарии
2016-02-16 в 23:18 

Noire Soleil
Чертей отмывать бесполезно. ©
Холодный рассвет над Фудзиямой в розовом шелесте цветущей сакуры просто ничто, пупсэ, потому что меркнет рядом с тобой. Спасибо~ :heart::heart::heart:

2016-02-16 в 23:24 

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Noire Soleil, не сильна в стихотворных размерах, но буду дуться от гордости, что мне посвятили хайку :heart:
читать дальше

URL
2016-02-16 в 23:41 

Noire Soleil
Чертей отмывать бесполезно. ©
MayRingo, имеешь полное право. :squeeze:

...
А вообще, я просто не могла упустить случая напомнить, как сильно люблю тебя и восхищаюсь твоим титаническим трудом. :heart::heart::beg:

2016-02-16 в 23:47 

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Noire Soleil,
Не давай мне наглеть, мне вредно)
Куда же без них, этих прекрасных вбоквелов-перебоквелов, второстепенных персонажей, юмора, ммм... ♪

Таки титанический, на раз в месяц, с перерывом в год... :D

URL
2016-02-16 в 23:49 

Noire Soleil
Чертей отмывать бесполезно. ©
MayRingo, не спорь со мной, когда я тебе в любви признаюсь. :lol:

2016-02-16 в 23:49 

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Noire Soleil, чуть больше поверила в мистику, когда неожиданно увидела твой комментарий, сталкеря твой дневник

URL
2016-02-16 в 23:50 

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Noire Soleil, люби меня полностью ♥

URL
2016-02-16 в 23:51 

Noire Soleil
Чертей отмывать бесполезно. ©
MayRingo, сталкери меня полностью. :laugh::heart: Я соскучилась.

2016-02-16 в 23:53 

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Noire Soleil, я чувствую этот намек всеми фибрами, каждой клеточкой. У меня ведь даже появился интернет! Диво дивное

URL
2016-02-17 в 00:16 

Yasia2506
А-а-а-а-а! меня обманули. Я поверила, что уже всё!!!
*в панике носится кругами, сшибая по пути лепестки с цветущих сакур и попутно тиская MayRingo и Noire Soleil*

2016-02-17 в 10:41 

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Yasia2506, прости, я хотела пощекотать всем нервишки :gh3:

URL
2016-02-17 в 11:04 

Yasia2506
MayRingo, уж пощекотала так пощекотала. :squeeze:

2016-02-18 в 08:28 

Vik Takanori
Спасибо за перевод!!:red:

   

Apple orchard

главная