Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:09 

У монеты две стороны

MayRingo
Зови меня... Жирафище.
Название: Семейные отношения
Автор: Maldoror
Переводчик: MayRingo
Бета перевода: Yasia2506
Персонажи: Ли/Гаара, OC
Жанр: драма, ангст, ER
Рейтинг:
Размер: макси
Статус: закончен, перевод в процессе
Содержание: Ли и Гаара уже давно живут вместе. Только вдвоем. Пока однажды Ли не приносит из Конохи две неожиданные проблемы.
Примечание: сиквел "Дипломатических отношений"
Оригинал: Kindred
Разрешение на перевод: получено
Дисклеймер: Масаши Кишимото
Размещение: пожалуйста, не надо

← Предыдущая

Орел...

Зайдя в командный центр, Хоката почувствовал какое-то оживление. Повинуясь инстинктам, которым не давал притупиться в течение последних десяти лет резервной службы в Отделе распределения миссий, он прислушался, хотя и понимал, что, скорее всего, ничего интересного не услышит. И действительно, подчиненные всего-то обсуждали новость трехдневной давности об очередном заскоке Казекаге и его... подстилки, другого слова он подобрать не мог.

Хоката усмехнулся, оглядывая болтающих шиноби. Молодежь нынче только и знает, что баклуши бить.

Ослабив железный контроль над аурой, он дал им ощутить свое присутствие и недовольство увиденным – что-то вроде многозначительного покашливания для обычных людей. При виде него юнцы один за другим замолкли и бросились работать. Довольный собой, Хоката дохромал до своего стола и грузно осел на стул: старые раны, почти тридцать лет службы генином, чуунином и джонином, а затем еще десять лет сидячей работы давали о себе знать. А может, он просто стареет. Глядя на резвых молодых шиноби, он чувствовал себя стариком. Ну и пусть, зато он был куда мудрее всех их вместе взятых.

Сплетники снова принялись чесать языками, только шепотом. Хоката был непосредственным командиром подразделения, известным своей строгостью, но его подчиненные считали, что он глуховат. Разумеется, Хоката, обладающий стопроцентным слухом, и не думал их разубеждать, скорее наоборот. Скрывать собственные возможности уже вошло у него в привычку, да и читать их отчеты так было куда интереснее.

Он приступил к работе, не обращая внимания на глупое судачество. Если бы случилось что-нибудь важное, он бы уже об этом знал. Как старший джонин Хоката стремился быть в курсе всего, в отличие от этих сосунков.

Спустя два часа, покончив с бумажной работой и наградив особо обнаглевшего мальчишку дисциплинарным взысканием, Хоката старательно запечатывал конверт, как вдруг на пороге появился Казекаге, добавив масла в огонь разгорающимся слухам.

Присутствующие один за другим кратко приветствовали вошедшего, делая вид, что погружены в работу, хотя сами бессовестно глазели. Хоката лишь поднял взгляд от своих бумаг. Когда Казекаге остановился перед его столом, джонин молча передал ему готовый отчет за день, не глядя на ребенка, умостившегося у того на левой руке, отдал честь и вернулся к делам. Не произнеся ни слова, Гаара вышел. Никто уже давно не обращал внимания на эту привычку, а для сварливого Хокаты она была одной из немногих вещей, которые восхищали его в Казекаге. (Он, конечно, уважал и своего командира, и других старших шиноби, но его в принципе мало что восхищало в людях). Однако он считал, что способность добиваться от людей послушания и продуктивности в работе одним своим видом, а не сюсюканьем, была чертой прирожденного лидера.

Хоката взглядом осадил особо любопытных, когда Казекаге выходил из кабинета. Ну и шиноби пошли. Чему их вообще учат в Академии? В головах пусто.

Вот пожили бы раньше, когда Суну лихорадило... Хоката был чуунином, когда появился тот монстр. Он видел, как по деревне постепенно расползался страх и напряжение, словно удушливый газ. Он пережил время внезапных, непредсказуемых нападений и убийств; погибнуть на улицах Суны было вероятнее, чем на задании.

Во время нападения на Коноху он был в тылу и смог уцелеть, став свидетелем неожиданного перевоплощения их секретного оружия. Малец неожиданно успокоился и перестал убивать людей. В то время и так творилось чёрте-что, а тут еще такая вишенка на торте.

Вскоре, едва люди начали отходить от шока, парень взял и решил стать Казекаге, и мало кто мог ему что-то возразить. Гаара был их лидером уже почти семь лет и не так уж и плохо справлялся, считал Хоката.

Эти сопляки понятия не имеют, каково было тогда. Они привыкли к нынешнему Казекаге, с которым сейчас было гораздо легче общаться, чем раньше. Попробовали бы они поработать с прежним Казекаге, который однажды велел Хокате найти утерянную папку, сверля его своим ужасным немигающим взглядом, обещавшим смерть в случае неудачи. Сейчас шиноби, служащие в командном центре, только и могли, что жаловаться на усталость и Казекаге, который сам не спал и считал, что и другим не надо. Кучка нытиков. Хоката иногда всерьез задумывался о будущем деревни. Вот в его время учили стойкости, которую его поколение сохраняло и по сей день.

По правде, Хоката и другие старшие джонины уже почти полностью приняли нового Казекаге, холодного, дисциплинированного, жестокого к любому врагу, молчаливого и спокойного, как вдруг появился этот двинутый из Конохи и завел с ним дружбу. С Гаарой было не легко иметь дело: уж очень он был страшный, но зато предсказуемый. А работа под одной крышей с Роком Ли вообще грозила преждевременной отставкой, особенно когда он развивал бурную деятельность и пытался со всеми подружиться, чаще всего и то, и другое одновременно. Однажды он пристал и к Хокате. Только однажды.

Когда Ли начал таскаться за Гаарой на задания и просто по улицам, будто прирос к нему, в командном центре никто глазам своим поверить не мог. Удивительнее этой картины просто ничего не могло быть. Странно, как они все с ума не посходили, когда Рок Ли вдруг взял и переехал к Казекаге да так там и остался. Коллективным разумом при помощи разраставшихся слухов на фоне поразительных событий жители решили, что, скорее всего, их Казекаге все же не лишен основных человеческих потребностей. От шока отходили долго: с того момента, как слух только начал распространяться по Суне (пусть в открытую об Этом никто не говорил), до времени, когда все просто не смирились с этим, как с чем-то очевидным и неизменным, как, например, засуха в пустыне. Некоторые даже поговаривали, будто благодаря этому Гаара изменился в лучшую сторону, стал почти нормальным, однако Хоката лишь сильнее убеждался в том, что у Казекаге проблемы с головой, каждый раз, как ему на глаза попадался скачущий по деревне в своем зеленом костюме и гетрах Рок Ли.

Хоката никого не осуждал, не в том он был положении. Но если бы его спросили, получили бы целый список претензий. Шиноби, особенно такого калибра, как Гаара, не влюблялись, тем более не влюблялись в тех, кто, пусть и теоретически, но мог оказаться врагом, в тех, кто явно не дружил с головой. Они не жили с такими людьми в одном доме и не вели себя так, будто давно и счастливо женаты, не таскали их с собой на задания и не выпячивали свою любовь на всеобщее обозрение. Из надежного источника Хоката узнал, что они и спят в одной комнате. Да даже предыдущий Казекаге не делил комнату со своей женой! По мнению Хокаты, спать в одной постели можно было лишь тогда, когда собираешься завести ребенка, а Ли, несмотря на свою привычку громогласно принимать всякого рода вызовы, подарить Казекаге детей был не способен. Так Хоката считал раньше. Чертов коноховец...

В глубине души Хоката нехотя признавал, что Казекаге мог связаться с кем-нибудь и похуже Рока Ли. После пристального наблюдения за ним лучшими из шиноби, наконец было решено, что джонин Конохи не был шпионом. Он даже помог Гааре стать чуть менее нелюдимым человеком, с которым было гораздо легче иметь дело, что эти сопливые глупцы теперь воспринимали как должное. Да, этот двинутый хорошо повлиял на Казекаге. И пусть Хокате нелегко было это признать, он как человек, который не раз встречал Гаару на улицах Суны, когда тот еще пешком под стол ходил и убивал людей направо и налево, везде волоча за собой своего плюшевого медведя, считал, что всё, что благотворно влияло на Гаару, было крайне полезным приобретением.

В общем, все уже успели привыкнуть к Гааре, к Ли, к тому, что их Казекаге спал с иностранным джонином в гетрах, а тут еще и это.

Хоката оглядел присутствующих в кабинете. Что-то они слишком расшумелись, надо бы их приструнить. Отодвинув бумаги и свою печать, он встал, но не удержался и посмотрел в окно слева, откуда был виден переход в другое крыло, в котором располагался кабинет Казекаге. Он хорошо подгадал время, и ему удалось увидеть Гаару и сонно зевающего на его руках ребенка.

Некоторые в Суне уже знали о мальчиках, но предполагали, что у Ли хватит ума пристроить их куда-нибудь как можно скорее. Вместо этого глава деревни сделался какой-то нянькой и не имел ничего против. Хокату поражало и то, что мальчик совсем не был напуган, но, скорее всего, конохский щенок просто ничего не понимал.

Одного пронзительного взгляда хватило, чтобы усадить всех бездельников по местам. Смягчившись, Хоката снова сел за стол. И эти идиоты смогли стать генинами и чуунинами… Куда катится мир? Они что, правда думали, что Хокату настолько изумило появление Казекаге с ребенком на руках? Вот еще. Он был настоящим шиноби. Способность прогнозировать и ничему не удивляться, а также умение предвидеть непредвидимое, были его главным оружием. С возрастом навыки притуплялись, поэтому он неустанно тренировал их, так же как свое тело и разум.

...А с Гаарой в качестве Пятого Казекаге возможностей оттачивать хладнокровие было предостаточно, с сарказмом подумал Хоката, однако это никак не отразилось на его лице.

Одарив подчиненных испепеляющим взглядом, он вернулся к работе.


Решка...

Наруто устал. Очень. Возводя его в ранг уполномоченного представителя, бабуля Цунаде говорила о том, какая это честь, какой огромный шаг вперед, будто три миссии ранга А в одной. И он купился, приняв назначение. О да, «уполномоченный представитель» звучало очень важно. На деле же работа заключалась в том, чтобы носиться по миру ради скучнейших встреч с пренеприятнейшими людьми, которых нельзя было бить. К счастью, с ним была его команда. Сакура-чан, ублюдок, а иногда и Какаши-сенсей, если дело предстояло опасное и без четвертого джонина было не обойтись: время от времени дипломатия скатывалась и до мордобоя. Поскольку Наруто стал уполномоченным представителем Конохи, главным в команде был он. Сакуре-чан, он, конечно, и не думал отдавать никаких распоряжений, а Какаши-сенсей был старшим наставником, ну а ублюдок в принципе не собирался его слушать, но это все равно что-то да значило.

Жаль, что они не смогли отправиться с ним в Суну, хотя путь туда и был безопасным. Сакура-чан была занята медицинскими исследованиями, а придурок тренировался с Какаши-сенсеем и другими джонинами. Вот и пришлось Наруто, как идиоту, тащиться одному. Блин.

Хорошо, что в Суне у него были приятели, иначе пришлось бы совсем худо. Гаара, Толстобровик, Канкуро и остальные друзья помогали ему на время забыть о том, как он скучал по Сакуре-чан, Какаши, Ируке и остальным. Даже по той скотине (совсем немного).

Жизнерадостно помахав стражу у ворот, он на полной скорости направился к дому Гаары. Скоро восемь часов. Так как теперь Наруто стал крайне ответственным джонином, весь его вечер был тщательно спланирован. Первое: надо поздороваться с парнями. Второе: напроситься к ним на ужин, но только если готовили не они сами; в этом случае можно будет забежать в одно местечко неподалеку от резиденции Казекаге, где готовят отличную острую говядину, а затем вернуться. Третье: отлично провести время с друзьями и забыть утомительное путешествие через лес, холмогорье и пустыню. Четвертое: добрести до своей комнаты в казарме и уснуть. Хотя он и так выспится на завтрашней встрече, так что с четвертым пунктом плана можно было не торопиться.

Интересные у него были здесь друзья. Гаара Песчаник, весь такой страшный и холодный, еще очень молодой, но кажущийся куда старше своих лет… И Толстобровик. Ну очень странная парочка. Хотя по-своему гармоничная. Наруто заметил, что со временем Гаара немного смягчился. А когда Ли прекращал вещать о вызовах и о великой чести быть джонином Конохи и оставаться достойным Пятого Казекаге, он так лучезарно улыбался Гааре, что становилось противно. Но Наруто был очень рад, что они сумели во всем разобраться, и считал себя в немалой степени к этому причастным. Ведь именно он тогда посоветовал Ли подружиться с Гаарой, и именно он в прямом смысле вбил в будущего Казекаге мысль о том, что сближаться с людьми было не так уж и плохо. Да они всем ему обязаны, о чем он частенько напоминал. Им надо назвать своих детей в его честь! Наруто громогласно засмеялся, перепрыгивая с одной крыши на другую. Детей назвать. Умереть не встать. Надо будет как-нибудь ввернуть это в разговор. Дразнить Ли (а иногда и Гаару, но очень осторожно) было его любимым занятием.

Разок стукнув для приличия в дверь Казекаге, Наруто без приглашения зашел в дом. Гаару мало волновали правила приличия и подобная ерунда. В кухне горел свет и чем-то вкусно пахло. О да, вот это настоящий ужин.

- Привет, ребята, вот и я! А вы… А-а-а!!!

Дело было не в Ли, который кормил младенца с ложки. И не в Гааре, который передавал салфетку какому-то мальчишке. И не в выдающихся бровях это самого мальчишки. И не в удивительно домашней атмосфере на кухне с накрытым на четверых столом и детской кружкой-непроливайкой. Да, даже не в кружке. Просто Наруто очень-очень устал. Именно поэтому он остановился, как вкопанный, споткнулся и шмякнулся на пол.

В кухне стало очень тихо. Наруто сверлил глазами потолок. Солнечный удар. Вот в чем дело. И ведь предупреждала его Сакура-чан, чтоб надевал капюшон в пустыне.

- Кто это?!

О боги, детский голос… Но это ведь просто галлюцинация. Как и голос Ли, успокаивающий младенца, который в свою очередь тоже был не более чем игрой воображения. Не может такого быть, чтобы Гаара… Ли… дети… не бывает так, нифига подобного… Нет, приди уже в себя.

Наруто услышал, как отодвинулся стул.

- Почему он упал? Он умер?! Гаара, он умер?
- Нет, он просто придуривается.

Это уже был голос Гаары. Его же нога тыкала Наруто в бок.

- Вставай. Ты пугаешь детей.
- Никаких детей я не пугаю, их не существует, я брежу.

Наруто пытался мыслить логически. Может, он и правда реагировал чересчур бурно, но вставать до тех пор, пока мир не вернется на круги своя, он решительно не собирался.

Гаара с непроницаемым выражением лица вдруг заслонил собой потолок.

- Вставай. Ты очень вовремя.

Чарующий бесцветный голос Казекаге, к сожалению, был уж очень реальным.

- Вовремя?
- Мы как раз искали няню.

Вот тебе и уполномоченный представитель, мать вашу, подумал Наруто, закрывая глаза, не желая смотреть на мир, в котором его собирались сделать нянькой. Он, конечно, отлично справится, есть у него свой подход к детям — вон, эти двое уже смотрят на него во все глаза.

Месяц вдали от дома обещал быть долгим.

Следующая →

@настроение: всех с наступающим ^^

@темы: Kindred, bl, Гаара/Ли, Дипы, Наруто, фанфик

URL
Комментарии
2016-03-09 в 23:34 

Vik Takanori
:red: спасибо за перевод!

   

Apple orchard

главная